24.01.2017

Десять веков назад, около 1080 года, среди террористов на Ближнем Востоке зародилась новая тактика нападения. Небольшая консервативно настроенная секта низаритов начала совершать покушения на политических деятелей с целью повысить популярность своего движения. В течение 300 лет низаритам удалось убить сотни врагов, включая двух халифов, а также влиятельных султанов и крестоносцев.

Спустя тысячу лет одним из наиболее распространенных методов террористической войны стал самоподрыв. В поясе смертника или на заминированном автомобиле мученики, добровольно жертвующие собой, лишили жизни тысяч ни в чем не повинных людей. Убийство мирных жителей для достижения политических целей – это адаптированная тактика низаритов. Теперь над людьми в разных странах мира нависла угроза массовых атак террористов-смертников.

При помощи тщательного анализа с использованием открытых источников информации можно проследить малозаметные, но важные изменения в области тактики проведения террористических атак, которые произошли за последние пять лет. Эти изменения необходимо учитывать, чтобы эффективно противодействовать террористам. Террористические группировки (в частности, ИГ) все чаще применяют малоизвестный концепт «ингимаси», чтобы с выгодой для себя использовать современные цифровые достижения. Если террористы-смертники идеально вписывались в эпоху телевидения, то ингимаси созданы для эпохи цифровых технологий.

Кто такие ингимаси?

Под «ингимаси» понимаются специальные отряды террористов-смертников, вооруженных стрелковым оружием и взрывными устройствами. Они сначала стреляют в жертв и активируют пояс шахида только в том случае, если у них заканчиваются патроны, если они находятся в опасности или если их окружили. По сути, ингимаси выполняют функцию «ударного отряда», задача которого – ослабить защиту военной или гражданской цели.

В ходе сражений на Ближнем Востоке подобные отряды  штурмуют стратегически важные позиции или оборонительные рубежи врага, подрывая его защиту и расчищая дорогу второй и третьей волне нападающих, которые следуют за ними. Кроме того, они прикрывают другие отряды в случае отступления. Как сообщают французские СМИ, в ходе сражения за деревню Кудила (Ирак) семеро таких бойцов подорвали себя, чтобы прикрыть отступающих товарищей. В ИГ отряды ингимаси в большинстве своем относительно немногочисленны, хотя встречаются и более крупные образования.

Тактика ингимаси заключается в следующем: они выбирают одежду, максимально похожую на форму противника, при необходимости сбривают бороду и бреют голову и стараются нанести как можно больше ущерба, воспользовавшись возникшей суматохой. Они сами выбирают оружие и взрывные устройства, которые будут использовать на поле боя. Кроме того, они вольны решать, приводить бомбы в действие или нет, единственное, чего от них требуют, – выполнить поставленную задачу.

Откуда взялись ингимаси?

Данный термин появился в арабоязычных СМИ в 2013 году, в социальных сетях его начали употреблять в 2011 году. В арабских СМИ говорится, что ИГ позаимствовало концепцию у «Аль-Каиды» – согласно расхожему мнению, именно последняя принесла это слово в мир джихада. Его начали использовать во времена создания сирийского и иракского отделений «Аль-Каиды» для обозначения бойцов в Ираке. Позже, после формирования группировок, связанных с «Аль-Каидой» и воюющих против сирийской армии (например, «Джабхат ан-Нусра»), термин также получил распространение в Сирии. Термином «ингимаси» пользуются несколько группировок, в основном ИГ, а также «Джабхат ан-Нусра» и прочие джихадистские формирования в Сирии и Ираке.

Это слово происходит от арабского глагола «ингамаса», который переводится как «врываться» или «погружаться». При необходимости они готовы пожертвовать собой и погибнуть при выполнении задания. Главная функция – ворваться в ряды противника и нанести ему как можно больше вреда.

Ингимаси упоминаются на некоторых сайтах, связанных с «Аль-Каидой», а также в новостях об операциях, выполненных ячейками «Аль-Каиды» или союзными организациями. Такие отряды применяются «Джабхат ан-Нусра» и другими группировками, например «Ахрар аш-Шам» и «Джунд Аль-Акса». Примером может служить совместная операция в Фуа и Кефрае на северо-востоке сирийской провинции Идлиб в конце 2015 года.

По имеющимся данным, на одном из связанных с «Аль-Каидой» сайтов ингимаси описываются как бойцы, которые «проникают в ряды противника в ходе сражения, жертвуют собой и открывают двери победы для своих братьев-моджахедов». Такие отряды официально включены в военную структуру ИГ. Сообщается, что в форме, которую заполняют новобранцы ИГ, им дается выбор: они могут стать обычными бойцами, смертниками (истишхади) или ингимаси.

Ингимаси в Европе

Группа ливийских боевиков, базирующихся в Сирии и известных под названием «Катибат аль-Баттар», начала процесс интеграции с французскими и бельгийскими боевиками, введя новую концепцию в Северной Африке и Европе. В Европе новая тактика террора была впервые задействована в ходе терактов в Париже в ноябре 2015 года. Нападение было реализовано разнообразными методами: стрельба, пояса со взрывчаткой, захват заложников – судя по всему, ИГ достигло определенных успехов в планировании и разработке тактики действий. В театре «Батаклан» Сами Амимур, Омар Исмаил Мостефаи и Фуад Мохамед Аггад  сначала стреляли в заложников, потом подорвали себя.

Согласно французским СМИ, двое из террористов в театре «Батаклан» изначально не собирались умирать. Сообщается, что одного из них полицейские застрелили до того, как он успел привести в действие свой пояс шахида, а второй попытался спрятаться, а затем совершил самоподрыв, не пожелав сдаваться и предпочтя смерть.

В тексте заявления ИГ, в котором группировка берет на себя ответственность за теракты в Париже, слово «ингимаси» не встречается. При этом в нем указано следующее: «Аллах помог нашим братьям и дал им то, чего они желали (мученическую смерть), когда у них кончились патроны, они привели в действие свои пояса посреди толпы кяфиров».

Это был первый случай применения ИГ такой тактики (совместное использование оружия и поясов шахида) на территории Франции. Через несколько месяцев, в июне 2016 года, ИГ совершило теракт в стамбульском аэропорту имени Ататюрка. Опять же, боевики начали стрелять, а потом взорвали пояса смертников. Турция заявила о наличии у нее доказательств участия руководства ИГ в организации этого теракта. Если это правда, то появляется еще одно подтверждение того, что группировка задействует новую тактику в важных операциях, проводимых на территории других государств. ИГ не стало официально брать на себя ответственность за теракт в стамбульском аэропорту, однако примененная там тактика напоминает образ действий группировки в ходе других атак с участием ингимаси.

Выводы

Анализ новой тенденции применения террористами отрядов приводит к следующим трем очевидным выводам:

Теракты, при которых боевик совершает самоподрыв при помощи пояса смертника, происходят быстро, в итоге СМИ сосредотачивают все внимание на его последствиях. Если же теракт осуществляют ингимаси, которые надевают пояса со взрывными устройствами и берут заложников, их действия привлекают и удерживают внимание СМИ – у свидетелей появляется возможность выложить фото и видео происходящего в сеть, а у террористов – дополнительное время, чтобы причинить больше вреда жертвам; прежде чем совершить самоподрыв, они расстреливают десятки людей, как это произошло в ходе терактов в театре «Батаклан» в Париже, в Национальном музее Бардо в Тунисе и в аэропорту им. Ататюрка в Стамбуле.

За счет растущей популярности такой тактики, к джихадистам, желающим действовать в Европе и Северной Африке, предъявляются менее строгие требования. Найти стрелковое оружие проще, чем сделать мощное взрывное устройство и незаметно пронести его на место планируемого теракта. К сожалению, это значит, что вероятность и частота терактов возрастет.

В случае атаки с участием ингимаси полиции и спецслужбам следует иначе готовиться и реагировать на происшествие. Террористы стремятся как можно дольше остаться в живых, они открывают огонь по большим скоплениям людей, уводят заложников в безопасное (для себя) место и совершают самоподрыв, когда к ним приближаются полицейские. Если полиции не удается разгадать план террористов и остановить их до начала теракта или ликвидировать их на ранней стадии (применение стрелкового оружия), предотвратить гибель большого числа заложников уже невозможно, как это был в ходе нападения террористов на супермаркет кошерных продуктов в Париже и, конечно, на театр «Батаклан».

Терроризм продолжит развиваться, и применение отрядов ингимаси – всего лишь одна из повторяющихся вех этого процесса, не прекращающегося уже тысячи лет. Что же будет дальше? Все большие опасения вызывает появление сервисов для онлайн-трансляций (Facebook Live, Periscope) – один из террористов, напавших на редакцию Charlie Hebdo в Париже, вел трансляцию теракта через Facebook Live. Новая тактика террора направлена на извлечение выгоды из социальных сетей, СМИ и мгновенной публикации видео / фотографий. Террористы неизбежно начнут использовать современные технологии, чтобы глубже проникнуть в коллективное сознание социальных сетей.

(Сеть)

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s