Абрам Ильич Фет (5 декабря 1924, Одесса — 30 июля 2007, Новосибирск) — российский математик, философ и публицист, переводчик, доктор физико-математических наук. На протяжении всей жизни Фет размышлял о человеческом обществе, о биологической и культурной природе человека, об общественном долге интеллигенции, о вере и идеалах.

Кто придумал интеллигенцию

Понятие “интеллигенция” и производные от него “интеллигент” и “интеллигентный” имеют ключевое значение для понимания русской истории. Можно с уверенностью утверждать, что интеллигенция в особенном русском смысле этого слова была главным двигателем исторического развития России и тем самым приобрела всемирное историческое значение, а человеческий тип, обозначенный словом “интеллигент”, стал восприниматься как новый тип человека, привлекая к себе пристальное внимание. В переживаемые нами трудные времена нам предстоит вернуться к обсуждению этих понятий и восстановить, если мы сумеем, стоявшую за ними русскую культуру. Но здесь будет речь о частном вопросе о происхождении самого слова “интеллигенция” и производных от него слов. История этого слова стала мифической, из-за доверчивости некоторых русских исследователей и некрасивого обмана, в котором повинен один русский писатель. Но прежде всего напомню, что особое, возникшее в России и специфически русское слово “интеллигенция” иностранцы не смешивают со словами европейских языков, произведёнными от того же латинского корня.

Во французском и английском языках слово intelligence означает вовсе не общественную группу или человеческий тип, а свойство отдельного человека: энциклопедический словарь Уэбстера определяет его как “способность к размышлению, пониманию и подобным формам умственной деятельности; умение понимать истины, факты, значения и т. п.” Между тем, от русского слова “интеллигенция” производится английское intelligentsia, которое пишется по русскому произношению и объясняется в том же словаре: “люди умственного труда (intellectuals), рассматриваемые как художественная, общественная или политическая группа или класс, в особенности в качестве элиты”. В немецком языке, кроме указанного выше значения (“способность”), слово Intelligentz давно уже имело и другой смысл: “совокупность людей умственного труда (Intellektuellen), слой людей с научным образованием” (Duden, Der große W¨orterbuch der deutschen Sprache, Bd. 3). В том же словаре родственное слово Intellektueller имеет и такое значение: “тот, кто занимается общественной критикой и нападает на господствующие учреждения”. Я не знаю, предшествовало ли это значение русскому понятию “интеллигент”, или образовалось под его влиянием. Во всяком случае, уже во время Франкфуртского парламента (1848 г.) словом Intelligenz называлась элита образованного класса, преимущественно либерально настроенная профессора, писатели, адвокаты и т. п.

Особое русское слово “интеллигенция”, вошедшее с новым смыслом и в другие языки, возникло в 60-е годы. История этого слова была предметом мистификации как теперь выяснилось, намеренной и была восстановлена, парадоксальным образом, усилиями американских историков. Предлагаемая статья представляет, по существу, реферат работы Алана П.Полларда “Русская интеллигенция: дух России” (Alan P.Pollard, The Russian Intelligentsia: The Mind of Russia. California Slavic Studies, Vol. III, 1964). Работа А.П.Полларда не претендует на полное обсуждение названной в заглавии проблемы, а ограничивается историей слова как и мы в этом реферате. Откуда же взялось это слово? Большая Советская Энциклопедия утверждает, что слово “интеллигенция” было “введено в обращение в одном из романов писателя П.Д.Боборыкина”. Казалось бы, такая фактическая информация должна была просто переписываться из более надёжных источников. Но уже в энциклопедии Брокгауза и Эфрона (1908 г.) говорится: “Слово интеллигенция, в смысле отдельной общественной группы, появилось в 1860-х годах, первоначально в России; Иванов-Разумник приписывает его введение в общее употребление Боборыкину. . . ”.

Источником этого утверждения была несомненно вышедшая в том же (1908) году статья Р.В.Иванова-Разумника “Что такое махаевщина?”, где, между прочим, содержалась фраза: “Введение этого термина (“интеллигенция”) одна из наибольших заслуг П.Боборыкина”. Иванов-Разумник, в свою очередь, мог опираться на известный “Критический и биографический словарь русских писателей” С.А.Венгерова, где впервые упоминается притязание Боборыкина. Венгеров пишет: “Боборыкину принадлежит честь введения в русскую речь. . . такого важнейшего понятия как интеллигенция, которого, впрочем, ни один человек не понимает” (!). Венгеров не указывает, где именно Боборыкин использовал это слово (хотя в другом случае он цитирует роман, где тот действительно ввёл слово “жизнерадостный”). Но Венгеров говорит, что имел доступ к краткой автобиографии под названием “Итоги писателя”, составленной Боборыкиным в начале 90-х годов для посмертной публикации, получив согласие цитировать её без некоторых интимных деталей.

Возможно, там и было притязание; автобиография не была опубликована и пропала. Может быть также, что Боборыкин высказал это в разговоре или письме. Публично он выразил своё утверждение в декабре 1904 года, резюмируя свою речь о русской интеллигенции, произнесённую в предыдущем месяце. Он писал: “Здесь я позволю себе краткое отступление и публично признаюсь, что около 40 лет назад, в 1866 году, в одной из моих критических статей я пустил в обращение в русский литературный язык или, если угодно, жаргон это самое слово интеллигенция, придав ему то значение, которое оно приобрело, из других европейских литератур и печати, лишь в немецкой: интеллигенция, то есть наиболее образованный, культурный и прогрессивный слой общества данной страны. В то же время я прибавил к нему прилагательное и существительное, ставшие столь же распространёнными… интел-
лигент и интеллигентный”.

В 1908 году Боборыкин повторяет это притязание в своих мемуарах “Минувшие годы”, а в 1913 году повторяет дату: “слово это пущено было в печать только с 1866 года” (“Русская старина”). В 1914 году, в “беседах” под названием “Старое и новое. Злосчастная интеллигенция”, он пишет: “Когда и где пущен в ход этот самый термин интеллигенция? Судьбе угодно было, чтобы человек, говорящий с вами, стал, так сказать, крестным отцом этого слова, которое приобрело чисто русское значение. Я впервые употребил его как раз в этом значении в 1866 году, в одной моей критической статье… В то же время я прибавил к нему ещё два термина, в которых я лично не вижу ничего особенно непростительного: интеллигент и прилагательное интеллигентный“. Как мы увидим, всё это неправда и, без сомнения, сознательный обман. Но кто же такой был сам Боборыкин? Этот писатель давно забыт, но в начале XX века был заметной фигурой среди “ветеранов” русской литературы: он долго жил и много писал. Вот что говорил о нём в 1903 году Энциклопедический словарь братьев Гранат: “Боборыкин, Пётр Дмитриевич, известный современный писатель, род. в Нижнем Новгороде 15 авг. 1836 г. в богатой дворянской семье… В течение более 30 лет каждый год Б. обогащает русские журналы несколькими большими романами, являя совершенно исключительный у нас пример литературной плодовитости. . . Большое достоинство произведений Б-а чуткая отзывчивость на общественные интересы каждого момента. . . Вместе с тем, произведения его страдают чрезмерным изобилием лиц и эпизодов, затемняющих развитие основной темы и иногда придающих романам Б-а неприятную расплывчатость”.

Где же Боборыкин ввёл в русскую литературу это замечательное слово “интеллигенция”? Американские историки тщательно проверили все его сочинения. Дж. Х.Биллингтон установил, что слово “интеллигенция” и его производные не встречаются ни в одном из его романов (J.H.Billington, “The Intelligentsia and the Religion of Humanity”, American Historical Review, 65 (July 1960)). Наконец, А.П.Поллард нашёл единственную критическую статью, опубликованную Боборыкиным в 1866 году, к которому он сам и относил своё притязание. Статья эта озаглавлена: “Мир успеха: очерки парижской драматургии. (Памяти М.С.Щепкина)”, и опубликована в журнале “Русский Вестник” за август и сентябрь 1866 года. Вот единственные места этой статьи, содержащие слово “интеллигенция” (производные “интеллигент” и “интеллигентный” в ней вообще не встречаются): “Как может быть, чтобы публика в двести тысяч или в полмиллиона человек отправляется в Шатле только для того, чтобы увидеть в балете примитивных женщин в костюмах peu ´etoff´es (не плотных), как это изящно называют театральные фельетонисты? Как может быть, чтобы в самих пьесах не было никакого человеческого смысла, ни малейшего намёка на интеллигенцию или сценическое достоинство? Как мы уже сказали, театр Шатле занимает промежуточное место и в отношении своего расположения, и в отношении посещающей его публики. Поэтому его спектакли, ещё больше, чем представления других театров, подходят для масс, без различия интеллигенции и общественного положения”. (Курсивы А.П.Полларда).

Ясно, что притязание Боборыкина не находит здесь ни малейшей опоры: слово “интеллигенция” употребляется лишь в его старом смысле умственных способностей, но никак не относится к общественной группе с общими интересами. Так же очевидно, что здесь нет никакой связи с русской общественной жизнью. Трудно допустить, что, говоря о критической статье 1866 года, автор её забыл, что она относилась к парижским театрам. Далее, как пишет А.П.Поллард, Боборыкин, издававший в 60-е годы “Библиотеку для чтения”, должен был хорошо знать, кто в самом деле мог претендовать на авторство знаменитого слова (а публика через сорок лет могла забыть!). Да и вообще литературная добросовестность Боборыкина сомнительна: пытаясь “оправдаться” в публикации “реакционного” романа Лескова “Некуда”, он исказил хорошо известные ему факты и был в этом впоследствии обличён. Как считает А.П.Поллард, нельзя избежать вывода, что притязание Боборыкина на авторство слова “интеллигент” сознательный обман.

Как же обстояло дело на самом деле? В старом, общеевропейском смысле (“способности”) слово “интеллигенция” впервые отмечено в письме Н.П.Огарёва Т.Н. Грановскому, где говорится о некотором “лице с гигантской интеллигенцией”. В этом же старом смысле, уже исчезнувшем из нашего языка, оно появлялось в печати уже с начала 60-ых годов. По-видимому, первым автором, употребившем его в новом смысле общественной группы (но ещё не в специфически русском смысле независимой и политически оппозиционной группы), был И.С.Аксаков. Слово “интеллигентный” встречается впервые в его статье в газете “День” в 1868 году (так называемые интеллигентные, образованные классы у восточных славян). В той же газете, в 1863 году появляется впервые слово “интеллигенция”: “Европу, пишет он, нельзя упрекнуть в том, что она считает русских путешественников представителями всей русской нации интеллигенцией русского народа”. (Курсив А.П.Полларда). В 1863-65 годах Аксаков говорит, в той же газете “День”, о “польской интеллигенции”, об “интеллигенции Тамбовской губернии” и о “местной русской интеллигенции на Украине”, а также об отсутствии органической творческой работы у “так называемой русской интеллигенции”. Вспомнив, чем была русская культура в те шестидесятые годы, можно удивиться, как освещал её аксаковский “День”. Но вернёмся к нашему предмету.

Понятие интеллигенции в современном русском смысле этого слова перешло из “фольклора” в печатное слово в 1868 году. Заслуга его введения принадлежит трём выдающимся русским публицистам, увидевшим важное общественное явление и подвергшим его глубокому анализу. Это были “народники” Н.В.Шелгунов и Н.К.Михайловский и “якобинец” П.Н.Ткачёв. Шелгунов, разрабатывавший тему интеллигенции в общем историческом плане, в 68-м году пришёл к пониманию особого характера русской интеллигенции и изобразил её под этим названием в статье “Новый ответ на старые вопросы”. Михайловский опубликовал в том же году, в “Современном сборнике”, статью “Письма о русской интеллигенции”, содержавшую новое слово прямо в заглавии (он писал под псевдонимом А.Протасов). Ткачёв дал почти большевистский по духу, но содержавший немалую долю правды анализ интеллигенции в журнале “Дело”, в одной рецензии (уже в 67-ом году) и затем в статье “Подрастающие силы” (1868 г.). Ткачёва отчасти переиздали; Шелгунов и Михайловский не переиздаются до сих пор. Итак, три подлинных автора слова “интеллигенция” известны. Спасибо американскому историку за его трудную работу. Эти авторы писали по-русски не будем же требовать, чтобы иностранцы объяснили нам, о чём они писали. Пора уже нам вступить во владение нашим наследством!

Цит. по изданию: Фет А.И. Кто придумал интеллигенцию // Фет А.И. Собрание сочинений в 7 т. Т. 6. Интеллигенция и мещанство. — Rehoboth, New Mexico, USA, 2015.

источник —>>>

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s