25.05.2016

5 (1)

                                                           «ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет»
                                                                                                                                                    (Лк.12:34)

И у народного большинства, и у части нынешней элиты — государственников — преобладает «старый» русский патриотизм, корни которого в архетипе национального сознания, коротко выражаемые известными словами — «мне за Державу обидно!» А злоба нынешнего дня в «сне на бегу», в разорванном восприятии реальности, когда последняя часть фразы принимается в полном отрыве от первой — «я мзды не беру». То есть хочется, чтобы можно было Отечеством гордиться в полной мере, но так, чтобы не в ущерб собственному стремлению к потребительскому, в тепле-довольстве существованию, которое на деле, зачастую, оказывается на первом месте. Самый, пожалуй, показательный пример — наши «успехи» на футбольных и хоккейных полях. И самим игрокам сборных обидно ведь за страну, и знают, что могли бы лучше, но тогда надо и выкладываться по полной, «умирая» на поле, и себя воспринимать по-другому — как «коллектив личностей», по-герценовски отвечая на вопрос «Что важнее — личность или коллектив?»…

А навеяла мысли эти статья товарища по больной теме цифровой безопасности страны — «Микроэлектроника и макропроблематика» (газета «Суть времени» №176).
Он пишет о вопиющей ситуации в сфере производства отечественной электроники на собственной элементной базе. О том, что в советские времена отставание по элементной базе было небольшим и компенсировалось опережением на других направлениях, что могли сами производить копии зарубежных схем. В дополнение хочется упомянуть пару важных моментов. Во-первых, особенно это важно при производстве процессоров для компьютеров, техпроцесс не играет исключительной роли, и другой важной стороной является архитектура (конструктивное устройство) — на этом направлении советские конструкторы имели значительное превосходство. Во-вторых, критически усугубило наше отставание по элементной базе волевое решение на высшем уровне копировать западную технику (линейка ЕС ЭВМ). Почему и как оно было принято, это отдельный вопрос. Но факт очевидный — сильно ударило по отечественным разработкам, оттянув ресурсы и кадры на решение задачи копирования, не говоря уже о своеобразном и совершенно необоснованном моральном принижении отечественной отрасли в глазах партаппарата и т. д.

       Возвращаясь к нашему времени, автор обозначает несколько серьёзных проблем.
Одна из них — кадровая, точнее — воспроизводства кадров, причём затрагивает она не только нас. В Европе причина кроется прежде всего в победе потребительского общества — гедонистическое начало возобладало даже над немцами. «Инженерная работа трудна, там не получится заболтать нерешённую проблему и засыпать начальство красивыми отчётами. Там нужно сделать так, чтобы в конце концов всё заработало. Поэтому в Европе на управленческую специальность в вуз конкурс 10 человек на место, а на инженерную — недобор». Нежелание собственного населения трудиться преодолевается за счёт приезжих иностранцев, в том числе талантливой молодёжи из бедных стран, привлекаемой высоким уровнем западной жизни.

       У нас же, несмотря на явное движение в эту сторону, проблема преобладающего надо всем потребительства пока ещё не фатальна. Но она с лихвой окупается многолетним целенаправленным уничтожением системы советского образования, доведшим до того, «что пришедшие на практику студенты 4-го курса профильного вуза не знают закон Ома, которых входит в программу 8-го класса средней школы». И категорическим недофинансированием отрасли, когда молодые специалисты по специальности не работают — зачастую уровень оплаты труда не позволяет даже снять квартиру в городе, где находится предприятие-работодатель.
Усугубляет ситуацию проблема жестких социальных контрастов. С одной стороны специалисты-электронщики необходимой для выживания страны отрасли должны быть патриотами и терпеть, затянув пояса. «Нам нужны патриоты большой страны и патриоты промышленности, которые готовы терпеть и, сжав зубы, сделать всё необходимое, чтобы страна вышла не только с обновлёнными Вооружёнными Силами, но и с обновлённой промышленностью. Тогда мы не будем зависеть от нефтяной и газовой иглы, потому что будем опираться на индустрию». Это слова вице-премьера от ВПК Дмитрия Рогозина в свете успешного применения высокоточного оружия в Сирии. С другой стороны, призыв терпеть звучит в условиях, «когда денно и нощно по всем каналам телевидения утверждают, что терпят только жалкие лузеры, а все остальные живут в своё удовольствие. И показывают, как именно они живут в своё удовольствие»…

     В завершении автор задаётся вопросом — почему наши западноцентричные элиты не используют сейчас такого простого и естественного для них способа полноценного восстановления отрасли, как привлечение иностранных специалистов? Ведь среди них достаточно тех, кто с уважением относится к России и готов нам помочь. Ответ он видит в том, что «налицо даже не злокачественный умысел, а какой-то ступор, из которого никак не могут выйти».
На мой взгляд, причина ступора во внутреннем ценностном конфликте. Четверть века назад элита сделала осознанный выбор в пользу западной жизни для себя, а народ в большей массе неосознанно поддержал это стремление, купившись на посулы, результатом чего стало разрушение СССР. Сейчас, по факту, идёт холодная война с Западом, а элита расколота. Одна её часть готова ради примирения и сохранения своих возможностей западной жизни, отдать на расчленение теперь уже Россию. Для другой, «государственников», это не допустимо. И, независимо от реальных мотивов, не может в них не быть той частицы подлинного патриотизма, который в народе присутствует в полной мере, хотя и лежит зачастую под спудом. Этот самый патриотизм «старой» закваски из глубины души призывает к стремлению быть коллективом личностей, которые трудятся на благо страны, идущей к большой, общечеловеческой Цели. В то же время прямо противоположная ему новомодная погоня за гедонистическими «достижениями» продолжает стоять перед глазами и застилает самую возможность адекватно воспринимать реальность.

А реальность в том, что идёт война. Смысл же войны в том, что оба субъекта несут издержки, рассчитывая после победы возместить их за счёт проигравшей стороны. Поэтому разговоры о том, что давление на нашу страну само собой улетучится, что санкции будут отменены, потому что они Западу невыгодны, не сообразуются с реальностью. Нас будут дожимать до тех пор, пока страна не рухнет. Или до тех пор, пока она не перестроится, не мобилизируется и не будет готова наращивать издержки до такого уровня, который заставит Запад пойти на попятную.

    Мобилизация требуется для выживания страны, т. е. диктуется патриотизмом, с одной стороны. С другой, она отменяет — для всех — потребительство. Иначе она просто не заработает. Как-то у меня был разговор на тему первых пятилеток. Коллега говорил, что в принципе готов откликнуться на призыв ударно работать ради выживания страны, но сразу спросил, как я представляю это при том, что, мы, скажем, работаем, а такой-то региональный начальник живёт так же как и сейчас?
Желание сохранять потребительство на деле в сочетании с жизненно необходимым патриотизмом, являемом преимущественно в словах, порождают в нынешних российских реалиях странные противоречия.
Такие, как всеобщее воодушевление в День Победы 9 мая с фактически безразличным восприятием профашистской риторики на центральных телеканалах.
Такие, как массовая поддержка советского образования с его целью воспитать всесторонне развитого человека и массовой же популярностью «смешного» клипа про «лабутены», который глумится над персонажем, представляющим предельное состояние обескультуренного до фактически животного состояния потребителя. А над этим у русских смеяться не принято. Да и просто глупо смеяться над самими собой, движущимися в этом направлении…
И, конечно же, упомянутые выше на примере рогозинского призыва социальные контрасты. Ситуация здесь подобна происходившему на фронтах Первой мировой сто лет назад — офицерские элиты гуляют на широкую ногу, в то время как миллионы солдат гниют в окопах. За тем исключением, что часть «солдат» оставила позиции и вслед за «офицерами» ушла погулять в меру своих возможностей. Сколько ещё смогут удерживать позиции на фронтах неклассических войн — с образованием, медициной, наукой, культурой и т. д. — те подлинные патриоты, которые всё ещё продолжают делать своё дело не за зарплату, а за совесть? И под неослабевающим внешним моральным давлением, выставляющим их «жалкими лузерами»…
Если элита никак не может оторваться от своих потребительских грёз, народ вполне может помочь ей в этом, формируя законными методами необходимые запросы наверх. Но для этого нам нужно сначала самим проснуться.

И ещё один важный момент, который необходимо помнить, — кроме необходимости выживания, мобилизацию порождает внутреннее развитие человека при постоянном преодолении им новых рубежей на всеобщем пути к Великой Цели. И такая Цель, унаследованная нами от победителей фашизма и покорителей космоса, у нас есть!

1_147478_600
До встречи в СССР!

источник —>>>

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s