01.03.2016

Уильям Энгдаль, фрагмент книги «Священные войны Западного мира»
В 1990-е годы специалисты ЦРУ приступили к созданию самого амбициозного проекта за всю историю их работы с политическим исламом, получившего известность под названием «Движение Фетхуллаха Гюлена», которое в Турции также называют «Джамаат Гюлена» или «Община». Центральное понятие учения Гюлена – хизмет (тур. hizmet, служение) – определяется последователями движения как долг служения мусульманскому сообществу. Как ни странно, это турецкое движение было основано в Сэйлорсбурге, штат Пенсильвания, США, где жил отшельником его создатель Фетхуллах Гюлен, занимаясь организацией глобальной сети мусульманских школ, торговых предприятий и фондов, источники финансирования которых невозможно было отследить.

Активы
У движения Гюлена не было ни почтового адреса, ни электронной почты, ни официально зарегистрированной организации, ни счета в банке – ничего. Его последователи никогда не выступали в поддержку шариата или джихада – все их действия были скрыты от посторонних глаз. В 2008 году правительство США в материалах суда оценило общую стоимость империи Гюлена в 25–50 млрд долларов. Никто не мог достоверно указать масштабы этого проекта, поскольку независимых проверок не проводилось. В федеральном суде США на слушаниях по вопросу предоставления Гюлену в особом порядке разрешения на постоянное проживание в США, американской Green Card, один из поддерживающих «Джамаат» журналистов в своих показаниях дал представление о масштабах империи Гюлена. «Количество проектов, финансируемых вдохновленными последователями Гюлена, сегодня исчисляется тысячами. Среди этих проектов: более 2 тыс. школ и семь университетов в более чем девяти странах на пяти континентах, две современные больницы, газета Zaman (издается на турецком и английском языках), телеканал Samanyolu, радиостанция Burç FM, главное информационное агентство Турции – СНА, ведущий еженедельный журнал новостей Aksiyon. А также проведение национальных и международных конференций, межрелигиозных ужинов-ифтаров по случаю Рамадана, визиты в Турцию представителей разных стран для межрелигиозного диалога, многочисленные программы, финансируемые Фондом журналистов и писателей. Кроме того, с обществом Гюлена связаны страховая компания Işık и турецкий Bank Asya, вошедший, по версии лондонского журнала Banker, в число 500 крупнейших банков мира. Банк финансирует венчурные проекты по всей мусульманской Африке – от Сенегала до Мали, имея соглашение о стратегическом сотрудничестве с сенегальской Tamweel Africa Holding SA при Исламском банке развития. Издательство Zaman владеет также крупнейшим в Турции англоязычным изданием Today’s Zaman. Сообщая в американском суде об активах Гюлена, журналист очень тщательно выбирал формулировки, особенно говоря о «проектах, финансируемых вдохновленными последователями Гюлена» – такое расплывчатое утверждение никоим образом не позволяло отследить фактические источники финансирования. К концу 1990-х годов движение Гюлена привлекло внимание турецких военных и светского правительства в Анкаре, тогда еще хранивших верность светской кемалистской Турции, построенной «отцом современной Турции» Кемалем Ататюрком.
Возглавив в 1920-х ряд блестящих военных кампаний и остановив поддерживаемое Британией греческое вторжение, Ататюрк основал современное турецкое государство. Он стал инициатором многих политических, экономических и культурных реформ, направленных на преобразование основанного на религии Османского халифата в светское и демократическое национальное государство. Он построил тысячи новых школ, сделал начальное образование бесплатным и обязательным, дал женщинам равные с мужчинами гражданские и политические права, уменьшил тяжесть налогового бремени крестьян. Гюлен и его движение ставили своей целью ни много ни мало добиться отказа Турции от этих достижений и инициировать ее возвращение к устоям халифата былых времен. В одном из своих посланий последователям Гюлен писал: «С терпением паука мы плетем нашу паутину, ожидая, когда люди попадутся в нее».

Сеть
В 1998 году Гюлен отбыл в США. А в 1999 году на турецком телевидении был показан сюжет, в котором он читал толпе последователей проповедь, рассказывая о своем стремлении построить исламистскую Турцию, живущую по законам шариата, а также о специфических методах достижения данной цели. В этой тайной проповеди Гюлен, в частности, говорит: «Вы должны перемещаться по артериям системы так, чтобы никто не замечал вашего существования, пока не достигнете всех центров власти… Вы должны ждать до тех пор, пока не будете готовы и пока не созреют условия, когда вы сможете взвалить на плечи весь мир и нести его… Вы должны ждать до тех пор, пока не получите всю государственную власть, пока не привлечете на свою сторону всю силу конституционных институтов Турции… До этого момента любой шаг будет преждевременным, как разбить яйцо, не дождавшись, пока пройдут 40 дней, чтобы цыпленок проклюнулся. Всё равно что убить цыпленка еще в яйце. Наше дело – противостоять миру. Я открыл всем вам свои чувства и мысли тайно, надеясь на вашу преданность и умение эту тайну хранить». Вскоре после бегства Гюлена в Пенсильванию турецкие прокуроры потребовали для него тюремного заключения сроком на десять лет за «основание организации, планировавшей разрушение светской системы государственного устройства и создание теократического государства». Гюлен с тех пор так и не вернулся из Соединенных Штатов, даже после снятия с него всех обвинений в 2006 году, уже во времена правления Реджепа Эрдогана.
Отказ Гюлена вернуться на родину, где к власти пришла симпатизирующая ему Партия справедливости и развития (ПСР), усилил убежденность его противников в Турции в тесных связях проповедника с ЦРУ. В 2000 году Гюлен был обвинен тогда еще светским турецким судом в государственной измене. Используя свой диабет как медицинскую причину, не без помощи влиятельных друзей в ЦРУ Фетхуллах Гюлен получил возможность скрыться от правосудия в США до того, как ему были предъявлены официальные обвинения.
На первый взгляд Гюлен производил приятное впечатление представленным на официальном сайте образом носителя «современной» миролюбивой суфийской исламской традиции, адаптированной к сегодняшнему миру. Это не был жесткий ислам бедуинов-ваххабитов из аравийских пустынь XVI века. Под красивым портретом задумчивого философа Гюлена был написан девиз «Понимание и Уважение». В 2008 году New York Times рассказала об организации Гюлена, к тому времени основательно закрепившейся в США и имевшей более сотни финансируемых государством спецшкол: «Движение Гюлена … не стремится разрушить современные светские государства, но позволяет практикующим мусульманам использовать данные им возможности. Это движение следует понимать как мусульманский эквивалент христианских движений, ориентированных на бизнес и профессии». Лучшую рекламу в прессе сложно было бы представить. Похожие статьи и репортажи, превозносящие Гюлена, появлялись в основных западных СМИ – от лондонского журнала Economist до американского CNN. Очень профессионально сделанный веб-сайт Гюлена сообщал, что движение «финансирует все свои проекты из пожертвований рядовых членов сообщества и не принимает какую-либо правительственную помощь в какой бы то ни было форме. Такой подход позволяет движению держаться в стороне от коррупции и политики».
Организация Гюлена в США наняла одного из высокооплачиваемых вашингтонских PR-экспертов Карен Хьюс, которая ранее руководила предвыборной кампанией Джорджа Буша-младшего, для создания имиджа «умеренного» исламиста Гюлена. Центральное место в проекте Гюлена было отведено созданию нового Османского халифата, который должен был занять доминирующее положение на обширном пространстве Евразии, восстановив былое могущество империи тюрков-османов.
Примечательно, что, бежав из Турции от судебного преследования за государственную измену, Гюлен направился в США, а не в одну из множества мусульманских стран, которые могли предоставить ему убежище. ЦРУ помогло своему ценному сотруднику. После событий 11 сентября 2001 года в США сложилась обстановка повышенного внимания к местным мусульманским группам. Министерство внутренней безопасности и Госдеп США высказались против предоставления Гюлену «визы привилегированного иммигранта с выдающимися способностями в области образования». Они представили суду развернутые аргументы, объяснив, почему имеющий за душой пять классов образования недоучка Фетхуллах Гюлен не может претендовать на привилегированную визу. Они пояснили, что его биография «содержит исчерпывающие свидетельства того, что проситель не является экспертом в области образования, не является преподавателем и уж точно не входит в тот небольшой процент экспертов, которые достигли заметных высот в области образования. Кроме того, имеются убедительные доказательства того, что проситель в первую очередь является лидером крупного и влиятельного религиозно-политического движения с огромными коммерческими активами. По данным имеющихся документов, большая часть “хвалебных отзывов”, которые приводит проситель в доказательство своих достижений, была получена благодаря спонсорской поддержке и финансированию со стороны общественного движения, организованного самим просителем…». Вопреки возражениям ФБР, Госдепа и Министерства внутренней безопасности США, три бывших сотрудника ЦРУ взяли ситуацию под контроль и обеспечили получение Гюленом Green Card и права на постоянное проживание в США.

Помощь ЦРУ
Этими тремя сотрудниками ЦРУ, которые помогли Гюлену получить Green Card, были Джордж Фидас, бывший посол США в Турции Мортон Абрамовитц и Грэхем Фуллер. Они возглавили список из 29 человек, подписавших заявления в поддержку поданной Гюленом заявки на получение визы. Фидас служил в ЦРУ 31 год и занимал весьма высокую должность при заместителе директора. Уволившись из ЦРУ, Фидас перешел на сверхсекретный факультет Колледжа военной разведки при Министерстве обороны США. Мортон Абрамовитц, по имеющимся данным, также был связан с ЦРУ. В 1989 году Джордж Буш-старший назначил его американским послом в Турции. Работавшая в ФБР переводчиком с турецкого Сибель Эдмондс была информатором, назвавшим имена Абрамовитца и Грэма Фуллера в ряду участников тайного заговора в американском правительстве, который она раскрыла. В рамках этого заговора различные сети за пределами Турции использовались для реализации преступного плана «глубинного государства» в тюркском мире, от Стамбула до Китая. Сеть, которую раскрыла Эдмондс, была вовлечена в контрабанду героина из Афганистана. После ухода из Госдепа Абрамовитц входил в состав совета директоров финансируемого Конгрессом Национального фонда демократии (NED), а также был соучредителем Международной группы по предотвращению кризисов (ICG) вместе с Джорджем Соросом. NED и ICG использовались США для организации «цветных» революций. Достаточно вспомнить сербское движение «Отпор», «оранжевую революцию» на Украине в 2004-м, «зеленую революцию» в Иране в 2009-м, «революцию лотосов» на египетской площади Тахрир в 2011-м и т.д.
Журналист Диана Джонстон описывала Международную группу Абрамовитца по предотвращению кризисов как «мозговой центр высокого уровня, поддерживаемый финансистом Джорджем Соросом… созданный в первую очередь для корректирования политики правительств, вовлеченных в осуществляемое под началом НАТО переформатирование Балкан… Одним из ключевых членов группы стал американский политик Мортон Абрамовитц, идеолог политики “гуманитарной интервенции” НАТО и спонсор албанских сепаратистов в Косово». Членами и «советниками» в Совете попечителей ICG стали такие люди, как Збигнев Бжезинский, бывший советник президента США по национальной безопасности и разработчик стратегии использования афганских моджахедов в 1980-х, принц Турки аль-Фейсал, бывший глава саудовской разведки и посол Саудовской Аравии в США, генерал Уэсли Кларк, бывший командующий вооруженными силами НАТО в Европе, руководивший инициированными США несанкционированными бомбардировками Сербии, Хавьер Солана, бывший генеральный секретарь НАТО.
Грэм Фуллер, третий помогавший Фетхуллаху Гюлену «друг» из ЦРУ, также не был рядовым сотрудником разведки. С 1980-х в ЦРУ он принимал активное участие в координации деятельности моджахедов и других организаций политического ислама. Фуллер в течение 20 лет участвовал в оперативной работе ЦРУ в Турции, Ливане, Саудовской Аравии, Йемене и Афганистане, был одним из первых сторонников использования «Братьев-мусульман» и подобных исламистских организаций в качестве инструмента американской внешней политики. В 1982 году Грэхем Фуллер был назначен офицером национальной разведки, отвечающим в ЦРУ за Ближний Восток и Южную Азию. В зоне его ответственности был Афганистан, где он служил начальником отделения ЦРУ в Кабуле, а также Центральная Азия и Турция. В 1986-м при Дональде Рамсфелде Фуллер стал вице-председателем Национального совета по разведке при ЦРУ, в ведении которого находились вопросы долгосрочного стратегического прогнозирования национального масштаба. В 1988 году, когда война моджахедов в Афганистане уже подходила к концу, Фуллер формально ушел из ЦРУ с высокого поста заместителя председателя Национального совета по разведке, перейдя на работу в корпорацию RAND. Такой шаг, вероятно, потребовался для устранения неудобных вопросов о его роли в скандальном деле «Иран-контрас» на фоне начала предвыборной кампании кандидата в президенты Джорджа Буша-старшего, в подчинении у которого Фуллер ранее работал в ЦРУ.
Аналитический центр вашингтонских неоконсерваторов RAND был тесно связан с Пентагоном и ЦРУ. Существуют определенные свидетельства того, что деятельность Фуллера в RAND была связана с разрабатываемой ЦРУ стратегией создания и использования движения Гюлена в качестве геополитической силы для проникновения в страны бывшего СССР в Центральной Азии. Годы работы в RAND Фуллер посвятил исследованию исламского фундаментализма в Турции, Судане, Афганистане, Пакистане и Алжире. В своих трудах он рассматривал вопросы выживания Ирака, писал о постсоветской «новой геополитике в Центральной Азии», куда Фетхуллах Гюлен направлял своих подопечных для основания «школ Гюлена» и медресе.
В 1999 году сотрудник RAND Грэхем Фуллер высказывался за использование мусульманских сил в Центральной Азии в интересах США против Китая и России. Он утверждал: «Политика направления эволюции ислама и содействия его силам в борьбе против наших врагов блестяще сработала в Афганистане против русских. Те же подходы и сегодня могут быть использованы для дестабилизации того, что осталось от русской силы, и особенно для противодействия китайскому влиянию в Центральной Азии». Очевидно, Фуллер и его сторонники, составлявшие определенную группировку в американском разведывательном сообществе, отвели своему ставленнику Фетхуллаху Гюлену одну из главных ролей в этом проекте. При этом на Кавказе, в том числе в Чечне, начиная с 1990-х годов, наблюдалась активизация направляемых ЦРУ мусульманских джихадистов, устраивавших восстания и террористические операции. Компрометирующие связи Грэхема Фуллера с поддерживаемой ЦРУ сетью кавказских джихадистов обнаружились после теракта в Бостоне в апреле 2013 года. Дядей предполагаемых террористов – братьев Тамерлана и Джохара Царнаевых – был выходец из Чечни Руслан Царнаев. Руслан с 1990 по 1999 год был женат на Саманте Фуллер, дочери Грэхема Фуллера. Фуллер даже сообщил, что «дядя Руслан» жил в его доме в пригороде Вашингтона, а сам Грэхем несколько раз бывал на Кавказе и в Киргизии, чтобы «навестить» дочь и зятя: как раз когда ЦРУ активно поддерживало чеченских исламских террористов в их борьбе против Москвы. Руслан Царнаев, после смены имени ставший Русланом Царни, в прошлом работал в компаниях, связанных с Halliburton Дика Чейни, а в 1990-х в Казахстане был «консультантом» Агентства США по международному развитию (USAID), известного своими тесными связями с ЦРУ.
Грэхема Фуллера и Фетхуллаха Гюлена, очевидно, очень радовало их своеобразное «общество взаимного восхваления». В 2008 году Фуллер опубликовал книгу «Новая Турецкая республика: Турция как ключевое государство в мусульманском мире». Центральное место в книге было отведено восхвалению Гюлена и его «умеренного» исламского движения в Турции: «Харизматичная индивидуальность Гюлена делает его номером один среди исламских деятелей Турции. Движение Гюлена обладает самой обширной и мощной инфраструктурой и значительными финансовыми ресурсами по сравнению с другими общественными движениями в этой стране… Оно приобрело международный масштаб благодаря созданию сети многочисленных школ… в более чем десяти странах мира, в том числе в мусульманских странах бывшего СССР, в России, Франции и Соединенных Штатах».
В результате Фетхуллах Гюлен укрылся в своем далеком и безопасном новом доме в пенсильванской глуши, а его глобальная организация политического ислама «Джамаат» продолжала распространять свое влияние на Кавказе и на всей территории Центральной Азии, до провинции Синьцзян в Западном Китае, в точном соответствии с установкой, озвученной Фуллером в 1999 году – «для дестабилизации того, что осталось от русской силы, и особенно для противодействия китайскому влиянию в Центральной Азии». На самом деле организация Гюлена при поддержке ЦРУ принимала активное участие в этой дестабилизации уже с момента распада СССР в 1991 году, когда бывшие советские республики преимущественно мусульманской Центральной Азии объявили о своей независимости от Москвы. Один авторитетный источник, работавший в ФБР, называл Гюлена «одной из ключевых фигур, обеспечивающих работу ЦРУ в Центральной Азии и на Кавказе».

Работа в бывшем СССР
К середине 1990-х годов в Казахстане, Таджикистане, Азербайджане, Туркменистане, Киргизии, Узбекистане и даже в российских Дагестане и Татарстане было основано более 75 школ Гюлена. Школы были организованы по единой модели «элитного учебного заведения», предоставляющего качественное образование на родном языке – русском, турецком или английском – детям исключительно из «лучших» семей, выходцы из которых должны были в будущем занять видное положение в обществе или стать лидерами своих стран. Подобно иезуитам римско-католической церкви, ученики элитных школ Гюлена в Центральной Азии должны были жить в мужских интернатах – центрах со строгой дисциплиной, школьной формой, беспрекословным подчинением, обязательным чтением Корана, молитвами по пять раз в день и постоянным изучением трудов Гюлена. Ученики знакомились с «посланием “Общины”» («Джамаата»), и эта постоянная идеологическая обработка, по мнению одного из бывших последователей Гюлена, делала движение похожим на секту сайентологов. Движение Гюлена наиболее активно работало над привлечением мальчиков-мусульман, отлично понимая, что дети доверчивы и легко подвергаются внушению. Официальной миссией школ было возрождение ислама, однако под исламом понималась особая версия учения, предложенная Фетхуллахом Гюленом. Это была хорошо продуманная стратегия проникновения на постсоветское пространство и далее, в Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая, населенный преимущественно мусульманами-тюрками.
Исламисты Гюлена – турецкие бизнесмены, студенты, учителя – были направлены в страны бывшего СССР практически сразу после распада Союза для реализации продуманной стратегии. Один исследователь Центральной Азии так описал операцию Гюлена: «Они всегда использовали один метод: бизнесмены из определенного города Турции, например Бурсы, решали сконцентрировать свои усилия на определенном центральноазиатском городе, скажем, Ташкенте. Инвестиции связанных с Гюленом бизнесменов, таким образом, становились важными для Ташкента, и возникало своего рода“побратимство” между двумя городами. Члены движения, своего рода миссионеры, посылались с целью установить контакты с важными компаниями, чиновниками и людьми, чтобы оценить местные потребности. Затем они приглашали некоторых из этих важных особ в Турцию. Их принимали сподвижники Гюлена, показывали им частные школы и учреждения “Общины” – “Джамаата”, не упоминая при этом о связях с исламистским движением Гюлена». Последователи Гюлена завалили центральноазиатские республики своей литературой и даже основали местные отделения принадлежащей Гюлену газеты Zaman в Бишкеке, Ашхабаде и Алма-Ате. Первые очертания нового Османского халифата уже появлялись перед взором Гюлена и его покровителей в Вашингтоне.
В 2011 году Осман Нури Гюндеш, бывший сотрудник управления внешней разведки MIT (Национальной разведывательной организации Турции), «турецкого ЦРУ», а в середине 1990-х – главный советник по разведке при премьер-министре Тансу Чиллере, опубликовал скандальную книгу, которая была издана только на турецком языке. В своей книге Гюндеш, 85-летний отставной разведчик, подтверждает, что в 1990-х годах открывавшиеся по всей Евразии школы Гюлена становились прикрытием для работы сотен агентов ЦРУ, якобы «учителей – носителей английского языка». По словам Гюндеша, движение Гюлена только в Киргизии и Узбекистане «прикрывало 130 агентов ЦРУ» в своих школах. Весьма примечательно, что все американские «учителя английского» имели дипломатические паспорта США, что совсем не является стандартной практикой для рядовых иностранных педагогов. Гюндеш в деталях рассказывает про последователя Гюлена, владевшего 11 его школами в Узбекистане, в которых 70 сотрудников ЦРУ «преподавали английский язык» в рамках программы под кодовым названием «Мост дружбы». «Учителя» из ЦРУ направляли отчеты в ответственное подразделение Пентагона.
Гюндеш утверждает, что первые контакты Гюлена с ЦРУ относятся к 1980-м, когда, будучи еще малоизвестным, он был связан с агрессивными антикоммунистическими правыми кругами Турции, поддерживаемыми через созданную ЦРУ и НАТО сеть «Гладио». Турецкая тайная сеть, подобная итальянской «Гладио» и называемая американскими спецслужбами «антипартизанской», была причастна к организации ряда террористических актов в Турции и поддержке кровавого военного переворота 1980 года, инициированного США. Карательные отряды «антипартизан» ответственны за 3,5 тыс. нераскрытых убийств на юго-востоке страны в 1970-х и 1980-х. Прошлое Фетхуллаха Гюлена определенно не было посвящено служению идеалам «мира и любви». В то время Гюлен создал в турецком городе Эрзерум антикоммунистическую организацию, работавшую над проектом ЦРУ по распространению антисоветской пропаганды совместно с радио «Свободная Европа», сотрудником которого был Пол Хензе, бывший глава отделения ЦРУ в Стамбуле и сотрудник корпорации RAND. Хензе был ключевой фигурой в организации турецкого переворота 1980 года. Гюлен также привлек внимание Ричарда Перла, с 1981 года работавшего в администрации Рейгана заместителем министра обороны США по вопросам политики в области международной безопасности. Однако основным контактом Гюлена в ЦРУ был Мортон Абрамовитц, находившийся в Турции в качестве сотрудника ЦРУ, а с конца 1980-х – в качестве американского посла.
В начале 2000-х разведывательные службы России отреагировали на присутствие и деятельность Гюлена. Российское правительство запретило деятельность всех школ Гюлена и его секты «Нурджулар» в РФ. Более 20 турецких последователей Гюлена были депортированы из России с 2002 по 2004 год. В 1999 году в Узбекистане были закрыты все медресе Гюлена и арестованы восемь проходивших обучение в школах Гюлена журналистов, обвиненных в организации незаконных религиозных групп и участии в деятельности экстремистской организации. В Туркменистане правительство взяло школы Гюлена под жесткий контроль, обязав их исключить из программы курс истории религии. Однако проникновение Гюлена и ЦРУ в Центральную Азию не было остановлено. Они продолжали реализацию своего проекта, действуя теперь более осторожно.

«Паутина»
Движение Гюлена активно проникало в госучреждения Турции. Гюленисты начали терпеливо плести в Турции свою паутину институциональной власти еще в 1980-х. Гюлен направил основные усилия на создание опорного плацдарма в сфере обучения будущих представителей турецкой элиты. Один аналитик так описывал значительные религиозные трансформации, произошедшие в прежде светской кемалистской Турции за 30 лет деятельности Гюлена: «В 2009 году Турция имела более 85 тыс. действующих мечетей – по одной на 350 граждан. Для сравнения: одну больницу – на каждые 60 тыс. человек. Это является самым высоким показателем на душу населения в мире – 90 тыс. имамов, которых больше, чем врачей или учителей. В стране тысячи мусульманских средних школ типа медресе и около 4 тыс. официальных государственных курсов изучения Корана. И это не считая негосударственных школ изучения Корана, учет которых может увеличить общее число таких заведений раз в десять. Расходы правительственного Управления по делам религии за первые 4,5 года правления ПСР Эрдогана выросли в пять раз: с 553 трлн турецких лир в 2002 году (примерно 325 млн долларов) до 2,7 квадриллиона лир. Управление имеет больший бюджет, чем восемь других министерств, вместе взятых».
Описывая впечатляющую образовательную сеть, созданную в Турции движением Гюлена, Нуреттин Верен, его главный помощник, рассказал, что в 2009 году около 75% из 2 млн учащихся подготовительных школ Турции были приняты в организацию Гюлена. Его движение контролировало тысячи элитных средних школ, колледжей и студенческих общежитий по всей Турции, а также частные университеты, крупнейшим из которых был Университет Фатих в Стамбуле. Целевой аудиторией, с которой работали последователи Гюлена, были одиннадцати- и двенадцатиклассники, вошедшие в решающий период своей жизни. В школах Гюлена эти подростки получали наставления и подвергались идеологической обработке, чтобы, став в будущем юристами, политиками и учителями, укрепить обновленную исламистскую Турцию. В соответствии с распоряжениями Фетхуллаха Гюлена его богатые последователи открывали всё новые школы и образовательные центры такими темпами, что турецкий обозреватель Эмре Акоз назвал это “джихадом в образовании”». И вот что говорит Верен о результатах такого акцента на обучение новой исламистской элиты: «Эти школы были, как витрины магазинов: вербовка новых членов и исламизация проводились на ночных занятиях… Дети, которых мы учили в Турции, занимают теперь высокие посты в обществе. Это начальники, судьи, армейские офицеры. Это министры в правительстве. Прежде чем что-либо предпринять, они советуются с Гюленом».
Опираясь на новую силу, свою Партию справедливости и развития, в то время поддерживавшую Гюлена, премьер-министр Реджеп Эрдоган и его исламистское правительство изменили учебники, особо выделили в программах курсы религии, а также перевели тысячи аттестованных имамов из ведения Управления по делам религии на должности учителей и администраторов государственных школ Турции. Провести грань между исламом и государством становилось всё сложнее. Абдулла Гюль, первый турецкий президент-исламист, назначил связанного с Гюленом профессора Юсуфа Зия Озкана главой Совета высшего образования Турции и использовал его для продвижения в руководство университетов сторонников Гюлена. В первую очередь они стремились получить контроль над государственной полицией и судами. В 2009 году бывший посол США в Турции Джеймс Джеффри сказал журналисту: «Невозможно доказать, что члены движения Гюлена контролируют полицию, однако мы не встречали ни одного человека, который бы с этим поспорил». Если ты можешь арестовать политических оппонентов и отдать их на милость «своим» судьям, значит, ты можешь делать практически что угодно. Вероятно, именно такое положение и стремились занять люди Гюлена. Когда в 2002 году к власти пришла ПСР, она сотрудничала с членами «Джамаата» Гюлена в судебной системе Турции, стремясь лишить военные круги политической власти.
По словам Гарета Дженкинса из Университета Джонса Хопкинса, изучавшего рост влияния движения в Турции, «гюленисты обладали всей полнотой власти в полицейской и судебной системах. С приходом к власти ПСР их положение в полицейской системе только упрочилось». Гюленисты и созданная и контролируемая Эрдоганом ПСР с самого начала объединились в борьбе против ключевых оппозиционных деятелей из светской элиты: военных, ученых, журналистов и левых активистов. Многие из них получили тюремные сроки, зачастую без законных на то оснований, исключительно по обвинению в участии в заговоре против турецкого правительства. К началу нового тысячелетия движение Гюлена раскинуло свои сети во всех сферах жизни светского турецкого государства. Успешное избрание Реджепа Тайипа Эрдогана, ставшего первым исламистом на посту премьер-министра Турции, оказалось возможным благодаря соглашению, заключенному между ним и Гюленом. В обмен на призыв Гюлена к его многочисленным сторонникам голосовать за Эрдогана и ПСР Фетхуллаху была гарантирована «защита» для его движения в Турции. По словам знакомого с ситуацией американского дипломата, в 2004 году примерно пятая часть всех депутатов ПСР в турецком парламенте были последователями Гюлена, получавшими от него «распоряжения».
Это была хрупкая договоренность двух искусных игроков. Впоследствии они разошлись. В 2013 году Гюлен и официальный Вашингтон в один голос стали клеймить Эрдогана, не согласившегося с написанным американцами сценарием по Ирану, Сирии и ряду других стратегических вопросов. Пока США подогревают стремления Эрдогана воссоздать султанат и провоцируют его ввязываться в конфликты на Кавказе, Казахстане и Синьцзяне на севере Китая. Однако в любой момент американцы могут попытаться привести на пост главы Турции более лояльного человека. В этом они будут опираться в том числе и на организацию Гюлена.

источник —>>>

Alexey Prytkov

War. War never changes. Since the dawn of human kind, when our ancestors first discovered the killing power of rock and bone, blood has been spilled in the name of everything: from God to justice to simple, psychotic rage. But the tale of humanity will never come to a close, for the struggle of survival is a war without end, and war – war never changes.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s