01.03.2016
Одной из характерных особенностей деятельности «Исламского Государства» (организации, запрещенной на территории РФ) является повышенное внимание к вопросам пропаганды. Грамотно налаженная психологическая борьба жизненно необходима для функционирования данной террористической организации, так как именно благодаря ей, во многом, обеспечиваются значительные поставки материальной и финансовой помощи, а также непрерывный приток новых боевиков, которые способствуют восполнению тяжелых потерь, понесенных т.н. «халифатом» в ходе боев под Алеппо и Рамади. Агитация – серьезное оружие в руках джихадистов, и для того, чтобы выработать методы противодействия ей, нужно понять ее внутреннюю логику, законы которым она подчиняется. Как уже отмечалось в предыдущей статье, краеугольным камнем идеологии ИГ является возвращение к идеалам халифата, созданного самим пророком Мухаммадом. Тогда речь шла о воссоздании структур и социальных институтов образца VII-XI веков, осуществляемая архитекторами XXI века. Теперь же речь пойдет о том, как джихадисты воссоздают образы 1000-летней давности в своей пропаганде. Разбор будет осуществляться на примере многочисленных терминов, часто употребляемых в материалах, распространяемых сторонниками террористической группировки в социальных сетях. Многие из них взяты также из последнего номера одного из еженедельных изданий боевиков.

Помимо познавательной ценности подобного рода работы (вскрытия способов манипуляции сознанием, применяемых джихадистами), есть и чисто утилитарное значение: анализ пропагандистских методик ИГ дает возможность научиться быстро разбираться, о чем именно идет речь в том или ином материале, распространяемом экстремистами. Сначала разберемся с терминологией, применяемой боевиками по отношению к самим себе. Это даст понимание программных установок боевиков, их цели, их восприятие действительности. Халифат. Под данным термином боевики подразумевают свою собственную группировку, что, в общем-то, очевидно. Причем употребляется это слово даже чаще, чем официальное название организации, «Исламское Государство». Тем самым идеологи боевиков пытаются создать видимость определенной преемственности с халифатом минувших веков, а кроме того, предъявить собственные претензии на духовное лидерство в мусульманском мире (ведь халиф в прошлом выступал, хоть нередко чисто формально, именно как предводитель всех мусульман). В действительности же, ИГ лишь внешне, только по отдельным атрибутам может напоминать империю, созданную Мухаммадом. Моджахед. Так террористы ИГ и их сторонники называют самих себя. Если переводить дословно, это понятие значит «тот, кто прикладывает усилие», «тот, кто ведет священную войну». Тем самым боевики пытаются придать своей деятельности некую сакральность, создать вокруг себя ореол святости. Это им тем более необходимо, чтобы несколько смягчить урон по своей репутации от многочисленных преступлений, совершенных членами группировки.

Ансары. У термина есть два значения, узкое и широкое. В широком смысле, ансары – совокупность всех сторонников ИГ. В узком же смысле, это лишь арабы, причем преимущественно уроженцы Машрика. Кроме того, у данного понятия есть и исторический подтекст. Ансарами называли жителей Медины, поддержавших пророка Мухаммада, переселившегося (совершившего хиджру) со своими сторонниками в этот город из Мекки, откуда он был изгнан язычниками-курайшитами. Иными словами, активно эксплуатируются образы периода раннего ислама, времени становления нового на тот момент вероучения.

Мухаджиры. Под ними понимаются представители неарабских этносов, примкнувших к «Исламскому Государству» и переселившихся на территорию т.н. «халифата». Пропагандисты этой террористической организации пытаются провести аналогию между сторонниками основоположника исламского вероисповедания, переселившимися вместе с ним из Мекки в Медину и также прозванными «мухаджирами», и иностранными боевиками ИГ, а также сочувствующим данной организации лицам, действующим на территории Сирии и Ирака.

Истишхадия. Этот термин обозначает, как правило, действия террористов-смертников. Джихадисты пытаются приравнять подобные акты террора к определенному религиозному обряду. Это слово связано с понятием «шахада», свидетельством о принятии ислама. В исламистской пропаганде терроризм пытаются выдать в качестве способа выражения своей приверженности религии, доказательства своей праведности. К сожалению, агитаторам джихадистов нередко удается добиться поставленной задачи, в результате чего к подобным действиям прибегают в том числе и женщины, дети, старики. Родственное слово – «шахид». Теперь, когда в общих чертах стало ясным, как пропагандисты ИГ позиционируют свою собственную организацию, следует обратиться к тому, как они воспринимают всех остальных. Ведь любая общность характеризуется наличием имплицитного противоречия между «мы» и «они», своими и чужими.

Кафир (мн. число – «кафирун», «куффар»). Наиболее общий термин, применяемый исламистами по отношению к своим противникам. Обозначает всех «неверных» в целом, тех, кто не принимает догматы исламского вероучения. Из-за обширности этого понятия может также применяться в адрес представителей различных течений в самом исламе.

Армия Тагута. Если перевести на русский язык, то наиболее близкими значениями будут «армия Сатаны» или «армия идолопоклонников». В общем-то, данный термин обозначает высшую степень греховности и неверия тех, по отношению к кому он применяется. Но, по большей части, это лишь экспрессивное выражение, которое с одинаковым успехом может применяться по отношению к любым оппонентам ИГ. В этом плане оно схоже с понятием «кафир», только, относится оно к вооруженному противнику. Есть предположение, что это выражение применяется в адрес количественно и качественно превосходящего врага в виде своеобразного жеста отчаяния. Впрочем, это лишь гипотеза. В рассматриваемом материале речь шла о силах Хади в Йемене.

Мушрики. Под данным понятием подразумеваются «язычники», «политеисты». Многобожие считается одним из наиболее страшных и непростительных грехов в исламе, санкции по отношению к лицам, отступившим от единобожия – одни из самых суровых в Коране. Но, вероятно, именно в силу своей семантики это слово используется не столько для обозначения настоящих политеистов, сколько для выражения ненависти к тем или иным политическим и идеологическим противникам. В частности, оно применяется и в адрес курдов-суннитов, и по отношению к иракцам-шиитам.

Нусейриты. Так в пропаганде «Исламского Государства» называют преимущественно сторонников официального Дамаска, а также солдат Сирийской Арабской Армии. Тем самым боевики пытаются создать образ правительственных сил как стороны конфликта, представляющей исключительно алавитское меньшинство Сирии (иногда называемым нусейритским по имени предполагаемого основателя этого учения). Факт преобладания в рядах САА мусульман-суннитов при этом намеренно игнорируется. Цель подобного маневра очевидна: идет речь о попытке сыграть на застарелых межконфессиональных противоречиях левантийского общества.

Рафидиты. Под рафидитами понимаются, в основном, мусульмане-шииты. В контексте пропаганды ИГ это чаще всего касается Вооруженных Сил Ирака и различных иракских добровольческих подразделений, сформированных шиитами («Харакат Ан-Нуджаба», «Катаиба Хезболла» и т.д.). Этимологически термин восходит к глаголу «рафада», «отвергать». Вызвано это нежеланием шиитов признать законность первых халифов, высоко чтимых суннитами. То есть, боевики, применяя этот термин, обращаются к наиболее крупному и серьезному внутреннему конфликту мусульманской уммы, неоднократно приводившему к кровавым столкновениям.

Сефевиды. Также одно из достаточно распространенных среди агитаторов «Исламского Государства» обозначение шиитских формирований. Восходит, вероятно, к персидской династии Сефевидов и созданной ими империи, официальным вероисповеданием которой был ислам шиитского толка. Помимо игры на уже упомянутых противоречиях между двумя ветвями этой религии, идет речь также и об уходящем корнями в глубину веков противостоянии арабов и персов.

Сахаваты. В отличие от трех предыдущих терминов, этот относительно нов и относится непосредственно к мусульманам-суннитам. Им обозначаются вооруженные формирования, укомплектованные представителями наиболее крупной ветви ислама, которые, однако, сражаются против исламистов либо в составе вооруженных сил той или иной страны, либо на одной с ними стороне. Понятие восходит к иракской организации «Ас-Сахва», объединявшей племенные суннитские ополчения в борьбе против «Аль-Каиды». Позднее ИГ обозначало этим термином и солдат армии Халифа Хафтара в Ливии, и бойцов ВС Египта, обвиняя их тем самым в предательстве по отношению к делу исламского фундаментализма.

Муртады. В переводе с арабского это понятие означает «вероотступник» или «раскольник». Как и предыдущий термин, относится преимущественно к мусульманам-суннитам, воспротивившимся исламистской идеологии и борющимся с оружием в руках против джихадистов. Неоднократно применялся против курдских вооруженных формирований, а также против египетских силовиков.

Салибий. На русский язык сами террористы ИГ переводят это понятие как «крестоносный», «крестоносец». Очевидно, что адресовано оно странам Европы (включая Россию) и Северной Америки, оказывающим военную и материальную помощь противникам «Исламского Государства». Цель использования данного термина также понятна – воззвать к образам крестовых походов, борьбы против пришельцев с Запада, подвигам Салах-ад-Дина и т.д. Примечательно, что оно неравнозначно понятию «христиане», так как для него есть другие термины – «месихиюн», «люди Писания». Итак, к каким выводам подталкивает изложенная выше информация? Во-первых, она демонстрирует системность и проработанность пропаганды «Исламского Государства», которая проявляется в осмысленном применении того или иного термина в зависимости от ситуации с расчетом на достижение заранее запланированного эффекта. Во-вторых, она направлена на формирование максимально привлекательного образа т.н. «халифата», на его сакрализацию. В-третьих, важной чертой агитационной деятельности террористов ИГ является попытка обострить и без того непростые межконфессиональные и межэтнические противоречия, характерные для Ближнего Востока, чтобы воспользоваться ими в своих интересах. Соответственно, наиболее адекватным и симметричным ответом на пропаганду экстремистских идей, разделяемых джихадистами, будет развенчание мифа о «праведности» боевиков «Исламского Государства» и созданной ими организации, а также распространение идей примирения и единства среди всех общин, населяющих этот пестрый во многих отношениях регион.

источник —>>>

Alexey Prytkov

War. War never changes. Since the dawn of human kind, when our ancestors first discovered the killing power of rock and bone, blood has been spilled in the name of everything: from God to justice to simple, psychotic rage. But the tale of humanity will never come to a close, for the struggle of survival is a war without end, and war – war never changes.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s