24 Февраль 2016

В очередной раз подтвердилась мысль о том, что произведения в жанре социалистического реализма могут и должны быть использованы для понимания событий наравне с документальными источниками. В отличие от большинства поделок буржуазной «культуры», продвигающей заведомо ложные идеи — например, что при капитализме каждый бомж в хеппиэнде хеппиэндов неизбежно становится миллиардером.
Возможно, использование художественных источников советской эпохи даже предпочтительнее, поскольку в последнее время стало отчетливо ясно, что многие архивные документы фальсифицированы антикоммунистами в угоду своим грязным целям дискредитации передовых идей. В то же время, даже сотворенные карманными кукишедержателями (о чем теперь так любят заявлять представители Креативной Интеллигенции) произведения советского искусства, прошедшие через фильтр профессиональных консультантов (на которых в десталинизированном «искусстве» принято жестко экономить), передают подлинную историческую правду.
Оказывается, у Павла Верещагина из «Белого солнца пустыни» существовал вполне реальный прототип — Михаил Поспелов, 1884 года рождения.

16125_original

Кинодраматург Валентин Ежов, автор знаменитой киноповести «Баллада о солдате», прошедший с 1940 по 1945 год две войны, к сбору материала всегда подходил ответственно. На создание сценария у него было всего полтора месяца, и вместо столь модного ныне «зажигания на корпоративах» он поехал в Среднюю Азию, где встречался с ветеранами борьбы против басмачества. Среди прочих историй его заинтересовала и биография офицера российской пограничной стражи Михаила Поспелова.

В 1911г. поручик Михаил Дмитриевич Поспелов, не будучи по характеру паркетным шаркуном, добился перевода из штаба расквартированной в г. Орле дивизии на командную должность в пограничный отряд Подколаты. В 1913г. в звании штабс-ротмистра он назначается начальником Гермабского пограничного отряда Закаспийской пограничной бригады, состоявшей из учебного отряда, 5 пограничных отделов и морской охраны на Каспийском море, в составе миноносца «Часовой» и четырех больших пограничных катеров военно-морского типа. Гермабский погранотряд контролировал 100-верстный участок границы, имея в своей структуре 4 конно-сторожевых кордона: Гермаб, Сулюкли, Мерген-Улья и Сарам-Сакли. Основные усилия отряда направлялись на пресечение деятельности контрабандистов и противодействие разведкам Великобритании, Германии и Турции. Поспелова знали и боялись все контрабандисты и главари разбойничьих банд, давшие ему прозвище «Красный шайтан» — отнюдь не за приверженность коммунистической идее, а за пышные огненно-рыжие усы и способность внезапно появляться со своими пограничниками на тайных тропах контрабандистов.

В 1917 году весь личный состав пограничной стражи, включая офицерский состав, оставил службу и разбежался кто куда может. Офицеры подались к Деникину или в Персию, солдаты — домой. В Гермабском пограничном отряде остался начальник отряда Поспелов М.Д и его переводчик. Граница фактически не охранялась до середины 1919 года. Единственным вооруженным фортпостом на участке отряда оставался дом начальника погранотряда до отказа заполненный бомбометами, пулеметами, винтовками и гранатами с постоянно готовым к бою штатом из трех боевых единиц: сам Поспелов, его супруга Софья и переводчик. Две малолетние дочурки, Лена и Вера, в расчет не принимались. Некоторое время бравый штабс-ротмистр, чувствуя свое бессилие прекратить басмаческие бесчинства столь малыми силами, глушил тоску крепким «перваком», как и его кинообраз. Но затем сказал себе: «Хватит это терпеть!» — и в инициативном порядке сформировал небольшой отряд добровольцев из туркменских дехкан, закупив на свои средства фураж и продовольствие. Таким образом, охрана государственной границы на данном участке была восстановлена.

А потом пришли большевики, полностью выбившие наконец английских оккупантов из Туркмении, и 24 декабря 1919г. приказом войскам Туркестанского фронта Поспелов М.Д назначается командиром пограничного батальона с дислокацией в населенном пункте Гермаб. В марте 1921г. он становится командиром 1-го пограничного полка с дислокацией в г. Ашхабад. Задача полка — охрана всей советско-персидской границы. С формированием войск ВЧК Туркестана Михаил Дмитриевич назначается начальником 1-го района 35-й пограничной бригады. В июле 1923г. он становится первым начальником учебной пограничной школы в г. Ашхабаде.

С 1925 по 1933 годы Поспелов организует и участвует в борьбе и разгроме бесмачества в Средней Азии. Одновременно ему поручается организовать и обеспечить эффективную работу советских экспедиций возглавляемых академиком А.Е. Ферсманом и геологом (в последующем академиком АН СССР) Д.И. Щербаковым в пустыню Каракумы с целью обнаружения промышленных запасов серы и других полезных ископаемых. Обе экспедиции, исключительно благодаря личному участию в них Поспелова, выполнили поставленные задачи в полном объеме и возвратились, несмотря на разгул басмачества, без потерь.

Перед Великой Отечественной войной Поспелов М.Д переходит на работу в пожарную часть г. Ташкента. В 50-х годах ему присваивается статус персонального пенсионера Узбекской ССР. Умер Михаил Дмитриевич 10 августа 1962г.

На этом примере снова вполне очевидно, что в то время как деградировавшее эмигрантское отребье ожесточенно пихалось локтями в давке на антантовские пароходы, подлинный цвет нации активно включился в процесс построения первого в мире государства социальной справедливости, и Советская Власть дала полный простор для реализации творческой энергии, не находившей себе выхода в душной застоявшейся атмосфере самодержавия.

источник —>>>

Alexey Prytkov

War. War never changes. Since the dawn of human kind, when our ancestors first discovered the killing power of rock and bone, blood has been spilled in the name of everything: from God to justice to simple, psychotic rage. But the tale of humanity will never come to a close, for the struggle of survival is a war without end, and war – war never changes.

1 комментарий »

  1. Лайк ставлю интересной информации. Но подана конечно ужасно. Автора бы запихать в революционную Россию, где на плечах вырезали погоны и забивали вместо звезд туда гвозди, я бы посмотрел… Прототипу Верещагина повезло, видимо, он мало болтал и никуда не совался. Но очень немногие царские офицеры отделались так благополучно. Не спасла и многолетняя служба в РККА. Пусть каждый делает свой вывод, но поносить (неаргументированно) сторонников белого движения как минимум глупо.

    Нравится

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s