30.11.2012

Череда политических катаклизмов на Ближнем Востоке, т.н. «арабская весна», которая, казалось бы, начала постепенно угасать, на самом деле находится в самом разгаре. Для осознания этого требуется понимание истоков данного процесса и того, кто и в какой степени может и готов воспользоваться его результатами. В этом ключе интересно взглянуть на будущее еврейского государства, которое в эти дни вновь входит в опасную стадию борьбы за свое существование.

Начну с утверждения, с которым многие захотят поспорить, но которое в свете последних событий видится мне все более верным: Израиль обречен с самых первых дней своего существования. Многочисленные и блестящие победы над врагами, сопровождавшие его в первые десятилетия его истории, лишь временно оттягивали окончательное решение проблемы, которого для израильтян просто не существует. Во всяком случае, такого, какого им хотелось бы. Конечно, хорошо вооруженное и имеющее сильнейшую идеологическую мотивацию государство может достаточно долго противостоять любым атакам, даже будучи полностью окруженное непримиримыми врагами, для которых его уничтожение не просто геополитическая цель, а священная миссия. Глобальная цель, вытекающая из самого философского смысла существования этих врагов, из религии, являющейся основным стержнем их общества. Но, сколь веревочке не виться…

Чем собственно были обеспечены те первые военные победы Израиля? Да, очень важную роль играл идеологический фактор. Лишенный на многие столетия государственности, подвергшийся беспрецедентным гонениям и самому настоящему геноциду в 19-20 веках народ остро нуждался в защите. Такую защиту могло дать только создание собственного независимого государства любой ценой, что и было сделано в 1948-м году после многолетней кропотливой работы фактически наперекор всему миру в лице ООН. Этим и объясняется высочайшая боеспособность и моральный дух израильской армии. Но есть и второй фактор, без которого еврейское государство долго бы не просуществовало. Я говорю о поддержке, как идеологической, так и материальной (деньгами, оружием) сначала от СССР, а потом и все последующие годы от Запада. Долгие годы Израиль был фактически форпостом Запада на Ближнем Востоке. И этот фактор играл ключевую роль вплоть до настоящего времени.

Сегодня мы отчетливо видим, что победа в «шестидневной войне» была последней серьезной победой Израиля над арабами. Да, удалось на какое-то время добиться реальных гарантий безопасности: вывести из антиизраильской коалиции Иорданию, заключить перемирие с вышедшим из под советского влияния и переориентировавшегося на Запад Египтом – самым сильным и опасным из соседей, получить контроль на территориями, являвшихся плацдармом для нападения со стороны арабского мира (Сектор Газа и Западный берег). Однако возникли и проблемы. Во-первых, достижения Израиля в той войне так и не были легитимизированы – завоеванные им территории, предназначенные для создания государства Палестина, во всем мире считаются оккупированными. Во-вторых, на этих самых оккупированных (спорных, по мнению Израиля) территориях израильтяне получили фактически осиное гнездо у себя в тылу. Котел, который может взорваться в любой момент. Он не может не взорваться по той простой причине, что там отсутствует (как вследствие оккупации, так и из-за выгоды для арабского мира поддерживать в этом регионе очаг напряженности) какая-либо возможность функционирования нормальной экономики. Что означает огромное количество людей, которым фактически нечего терять и которые испытывают природную ненависть к Израилю, что подогревается идеологической обработкой со стороны всего исламского мира и снабжением оружием. То, что Израиль в последние годы заморозил строительство поселений на Западном берегу и начал усиленно огораживаться от арабов заборами, свидетельствует о том, что в Тель-Авиве понимают, что долго удерживать ситуацию под контролем они не смогут. Но и никакие заборы не спасут, когда рванет по-настоящему, и сегодня мы видим, что стратегия «мир в обмен на территории» оказалась бесперспективной.

Как я уже говорил, внешняя обстановка после «шестидневной войны» складывалась для Израиля все же благоприятно по причине того, что многие режимы в окружающих странах в ходе противостояния западного и восточного боков заняли проамериканскую позицию, что давало Израилю как главному союзнику США в регионе гарантии безопасности. В этих условиях никто не мог представлять для еврейского государства серьезной военной опасности, кроме разве что получившего в конце 90-х ядерное оружие Пакистана. Но Пакистан никогда и не угрожал Израилю, к тому же в этой стране у власти тоже был очень даже проамериканский режим. Единственную реальную опасность мог представлять разве что Иран, который не только открыто заявлял о намерении уничтожить Израиль, но и возможно, вел разработки собственного ядерного оружия. Свое ядерное оружие, судя по всему, неофициально имеет и Израиль, но в случае открытого ядерного конфликта оно ему не поможет – по мнению многих военных экспертов, еврейское государство будет уничтожено полностью в результате первого же удара.

Теперь вернемся к уже упомянутой «арабской весне». Уже не столь важно, кто и в какой степени приложил руку к ускорению этого естественного для истории процесса, но ясно, кто стремится стать основным выгодоприобретателем. И это, как ни парадоксально США, которые совсем недавно воспринимались чуть ли не главным врагом всего мусульманского мира. Но есть факты: помощь еще республиканской администрации в приходе к власти ХАМАС в Секторе Газа, открытое финансирование Соросом «братьев-мусульман» в Египте, сдача Вашингтоном своих наиболее последовательных союзников от Мушаррафа до Мубарака, активное содействие свержению Каддафи в Ливии. Все эти факты говорят о том, что Америка пытается фактически возглавить то, что не получилось уничтожить. Даже ликвидация Бен Ладена как символа уходящей эпохи американо-исламского противостояния произошло очень вовремя.

Итак, что мы видим: пришедшие к власти во многих ближневосточных странах радикалы вовсе не объявили священную войну Западу, как это должно было быть по логике, но даже не скрывают своей признательности за поддержку. А те страны, где радикалы лишь припугнули правящие режимы, думаю, власти с готовностью будут проявлять еще более проамериканскую позицию по всем вопросам. Единственный непримиримый враг США – это Иран. Но тут у Вашингтона есть свой козырь – внутриисламские противоречия, которые создают против шиитского Ирана весьма внушительную коалицию от ваххабитской Саудовской Аравии до Турции и Пакистана.

Безусловно, недовольство Ираном остального мусульманского мира вызвано еще и тем, что Тегеран открыто претендует на роль руководителя антиизраильской коалиции (а ведь тут встает еще и национальный вопрос: иранцы – персы, а не арабы) и успехами шиитов в лице ливанской «Хезболлы», с которой так и не смог совладать ЦАХАЛ в 2006-м. Так что с точки зрения борьбы с Ираном настраивание против него дорвавшихся до власти в арабских странах салафитов и поддержка хаоса в дружественной Ирану Сирии вполне оправдана.

А вот оправдано ли все это с точки зрения Тель-Авива? Сначала Турция срывает подписание соглашения между Израилем и Сирией и занимает антиизраильскую позицию (а ведь Турция как член НАТО не может действовать вразрез с волей Вашингтона). Потом начинается война в самой Сирии, и повстанцы из числа радикалов обстреливают израильскую территорию. Потом волнения начинают сотрясать другого соседа Израиля – Иорданию. И вот фактически начинается новая война с ХАМАСом. И уже на второй план отходит иранская угроза с мифическими или даже настоящими ядерными ракетами. Израиль вновь оказывается в кольце враждебных режимов, только в этот раз это не лояльные Западу «демократии», а ваххабиты и салафиты, которых все тот же Запад фактически привел к власти. Выходит, что США, добиваясь решения собственных стратегических задач в регионе или пытаясь просто сохранить свое влияние в условиях необратимых изменений геополитического баланса, оставляет Израиль один на один с ненавидящим его враждебным арабским миром.

Я уже неоднократно писал о том, что потрясения на Ближнем Востоке будут иметь очень долгоиграющий характер, что это не просто смена режимов в нескольких странах, а начало нового передела мира. И Америка как центр уходящего в историю мира однополярного вынуждена принять эти изменения и подстроиться под них для того, чтобы сохранить свой статус сверхдержавы, чтобы продолжать и дальше кормить себя за счет эксплуатации остального мира, получив гарантии того, что этот мир не объявит ему священную войну. И за подобные гарантии придется чем-то жертвовать. И вполне возможно, что это будет «земля обетованная», которая для штатовского еврейства все равно не более, чем религиозный фетиш. А форпостов в регионе может теперь появиться хоть отбавляй.

Эдуард Лимонов вон у себя в ЖЖ написал, что никто не может предвидеть, чем кончится  начавшаяся война Израиля с Сектором Газа. Я бы не торопился с прогнозами на исход именно этого конфликта, но вектор развития ситуации виден отчетливо. Израильтянам следует подумать о том, куда им, возможно, придется эвакуироваться в скором времени – их кинули, ими откупились, их принесли в жертву агрессивному исламу, остановить который военным путем уже практически невозможно. Россиянам же тоже не стоит обольщаться, они в этой очереди могут оказаться одними из следующих.

источник —>>>

Alexey Prytkov

War. War never changes. Since the dawn of human kind, when our ancestors first discovered the killing power of rock and bone, blood has been spilled in the name of everything: from God to justice to simple, psychotic rage. But the tale of humanity will never come to a close, for the struggle of survival is a war without end, and war – war never changes.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s