18.11.2015

Если бы Михаил Булгаков вернулся к жизни и написал левантийское продолжение «Мастера и Маргариты», он не смог бы придумать более сенсационного сценария, чем тот, что мы наблюдаем сегодня в Сирии. Российский президент Владимир Путинсегодня является лидером Свободного мира в борьбе против исламского терроризма, направляющим усилия Франции и Германии и устанавливающим условия американского участия. У не успевшей оправиться от недавних массовых убийств в Париже Франции нет ни воли, ни грубой силы, чтобы отомстить ИГИЛ за себя, но в союзе с Россией ее вклад может стать больше, чем чисто символическим.

В 2008 году я – в шутку, конечно – выдвинул Путина на пост американского президента. Теперь он водит за нос президента Америки и руководит антитеррористическими мероприятиями Франции и Германии. Никто не мог предвидеть неожиданного взлета Путина до позиции мирового лидера за последние несколько недель. Россия оказалась в позиции фонда-стервятника, скупающего проблемные активы западного союза за копейки. Столкнувшись с американским президентом, который отказывается бороться, и его европейскими союзниками, чья военная мощь снизилась почти до нуля, Российская Федерация захватила бразды правления с применением всего лишь трех дюжин боевых самолетов и 5000-ной экспедиционной армии. Бесполезно искать подобные прецеденты в истории дипломатии, где было сделано так много такими малыми усилиями. Будучи американцем, я чувствую глубокое унижение от такого поворота событий, лишь слегка смягченное Злорадством (Schadenfreude) по поводу еще более глубокого унижения американского внешнеполитического истеблишмента.

Мир управляется по иным законам, чем это было всего несколько недель назад. Путин ответил на вопрос, который я задавал в сентябре («Владимир Путин: вредитель или политик?»). 17 ноября на саммите в Анталии президент Обама (Obama) заявил: «С самого начала я  также приветствовал борьбу Москвы с ИГИЛ… Мы намерены выждать и посмотреть, действительно ли Россия в итоге уделяет внимание целям, которые преследует ИГИЛ, и если это так, то мы это приветствуем». После российских и французских авиаударов по цитадели ИГИЛ в Ракке на этой неделе это спорное заявление. И теперь кажется, что высказывание Митта Ромни (Mitt Romney) о том, что Россия представляет собой крупнейшую геополитическую угрозу для Америки, теперь осталось в какой-то другой эпохе. Россия же, напротив, таскает американские каштаны из огня. Обама крайне беспомощен; к тому времени, когда вступит в должность следующий американский президент, мир будет другим. Украина? Никогда не слышал о такой.

Обама хочет следовать, а не вести, как он заявил журналистам в Анталии: «В чем я не заинтересован, так это в создании или продвижении некоего заблуждения об американском лидерстве, или Америке-победителе, или каких-либо других выдуманных лозунгов, не имеющих отношения к тому, что на самом деле сработает для защиты американского народа и для защиты людей, гибнущих в этом регионе, и для защиты наших союзников, таких как Франция, и их граждан. Для этого я слишком занят». Россия счастлива дать ему возможность следовать за ней. Нежелание Обамы задействовать американский десант вывело Америку из игры, равно как и правила задействования воздушных сил и средств, настолько исключающие риски, что лишь один из четырех американских боевых вылетов против ИГИЛ заканчивается сбрасыванием бомб. Русские не отличаются щепетильностью по отношению к сопутствующему ущербу и, по-видимому, гораздо более эффективны.

Тем временем, Путин сказал своим военачальникам: «Скоро на театр военных действий прибудет французская боевая группа ВМС, возглавляемая авианосцем. Вы должны установить прямой контакт с французами и работать с ними как с союзниками». Какой именно это будет союз, понятно из голых цифр. В военно-воздушных силах России насчитывается 67 эскадрилий современных истребителей (против 11 у Франции), включая 15 бомбардировочных эскадрилий (французы сняли с вооружения свой бомбардировщик Mirage VI в 1996 году) и 14 штурмовых эскадрилий. 25 эскадрилий состоят из истребителей-бомбардировщиков, несколько более облегченных, чем американский «Бородавочник» A-10 («Warthog»), а именно – из СУ-24 и СУ-25. Даже принимая во внимание плохое российское обслуживание, из-за которого многие самолеты неспособны летать, мощь российских ВВС намного превосходит французского союзника.

Чтобы внести более чем символический вклад в сирийскую кампанию, Франции придется вывести истребительную авиацию, ныне поддерживающую ее пятитысячный личный состав в Африке. Как мне сказали, военно-воздушные силы Германии окажут поддержку, приняв эстафету в Африке, чтобы французская авиация могла передислоцироваться в Леванте. Хотя Германия официально не участвует в сирийской кампании, похоже, что Берлин тесно взаимодействует с Россией и Францией, несмотря на то, что его собственный военно-воздушный флот находится в откровенно плохом состоянии.

Готовность и способность России применить силу в Сирии предоставляет Путину значительную дипломатическую свободу. На днях австралийский премьер-министр Малкольм Тернбулл (MalcolmTurnbull) предположил, что Россия может сделать сирийского президента Башара Ассада (BasherAssad) козлом отпущения и согласиться на раздел власти по этнической и конфессиональной линиям по ливанскому образцу.  Как лидер военной коалиции, созданной для ограничения ИГИЛ, Путин может позволить убрать Ассада, при условии, что Запад согласится сохранить российскую военно-морскую базу в Тартусе. В более широком дипломатическом контексте Путин сможет ожидать тихого сворачивания экономических санкций против России, введенных после ее захвата Крыма, в рамках общей договоренности.

Может возникнуть совершенно новый Ближний Восток. В прошлом Россия и Китай объединялись с Ираном против суннитов, по большей части, потому что их собственное мятежное мусульманское население, в основном, составляют сунниты. Если возглавляемая Россией коалиция сумеет победить ИГИЛ, две азиатские державы гораздо меньше будут нуждаться в своих беспокойных шиитских ситуативных альянсах. Хотя Россия и Иран объединились против ИГИЛ, они преследуют совершенно разные цели, по словам Сахиба Садеги (Saheb Sadeghi), редактора иранского внешнеполитического журнала «Дипломат». В Al-Monitor Садеги объясняет:

Таким образом, Россия занимается возрождением сирийской армии в качестве рычага влияния в стране, полагая, что единственный способ воздействовать на будущее Сирии состоит в восстановлении сирийской армии до ее состояния перед вспышкой гражданской войны в 2011 году – иными словами, светской армии, которую можно легко контролировать.

Иран, с другой стороны, выбрал совершенно иной путь. Когда лидеры Ирана увидели, что сирийская армия близка к развалу, они решили усилить нерегулярные войска, состоящие из добровольцев. Исламская Республика, таким образом, создала мощную вооруженную группировку алавитов. Сейчас последние превратились в главную силу, сражающуюся с различными вооруженными группами оппозиции, и они более влиятельны на поле боя, чем сирийская армия. Эти добровольные формирования, насчитывающие около 200,000 человек, скорее, выполняют приказы Ирана, нежели сирийского правительства. По некоторым данным, к ним присоединились также около 20,000 шиитов из Ирака, Ливана и Афганистана. Эти силы вполне могут сыграть важную роль в будущем Сирии. Более того, Исламская Республика надеется использовать их как жизнеспособную альтернативу правительству Асада.

Однако нерегулярные войска, поддерживаемые Ираном, сами по себе оказались малоэффективны при освобождении территории от ИГИЛ, по сравнению, например, с курдами, на данный момент самым эффективным воинским подразделением в данном регионе. Россия и ее союзники, возможно, решат эту проблему, послав туда сухопутные войска. ИГИЛ не сможет противостоять комбинации современной сухопутной армии с ближней авиационной поддержкой. Это обесценит вклад Ирана в военной акции и его способность влиять на будущие политические решения. Россия хочет выиграть войну на земле и контролировать условия мира без вмешательства апокалиптических авантюристов из Ирана.

Стоит отметить, что российские официальные лица и новостные СМИ отмолчались об авиаударах Израиля по складу вооружения «Хезболлы» в аэропорту Дамаска на прошлой неделе. Как обычно, министерство обороны Израиля ни подтвердило, ни опровергло сообщения сирийских СМИ, но в некоторых сообщениях израильской прессы эта неофициальная информация подтверждается. Израильские источники говорят мне, что атаки действительно имели место, и прямо под носом российских военно-воздушных сил. «Русская служба BBC» отмечает, что предыдущие израильские удары вызвали официальное осуждение Москвы. Молчание Москвы в данном случае дает повод предполагать, что Москва санкционировала эти удары. Если так, Москва дала понять «Хезболле», что ей следует избегать войны с Израилем и заняться уничтожением суннитов в Сирии.

В альтернативных СМИ возникали сообщения, повторенные незадачливым кандидатом в президенты США Беном Карсоном (Ben Carson), что Китай также оказался вовлеченным в сирийский конфликт. Это определенно не так; у Китая не только не хватает разведывательных и дипломатических источников, чтобы ввязаться в сирийский клубок, но у него также в данный момент нет на вооружении ни одного штурмовика, подобного американскому А-10 или российскому СУ-24. Народно-освободительная армия не оснащена для иностранного вторжения, и Китай не имеет ни намерения, ни возможности вмешаться. Пекину достаточно стоять за спиной и закулисно поддерживать роль России в регионе.

Хотя при этом Пекин обладает колоссальным экономическим влиянием над Ираном, и мог бы использовать его, чтобы убедить Тегеран не мутить воду в регионе. Два года назад я предположил, что Китай мог бы установить на Ближнем Востоке «китайский мир» (Pax Sinica). Бывший советник Рейгана (Reagan) по национальной безопасности Бад Макфарлейн (Bud McFarlane) и Илан Берман (Ilan Berman) в статье в Wall Street Journal от 18 ноября утверждают, что «главным приоритетом Америки может и должно стать давление на Пекин, чтобы он применил свое обширное влияние на Тегеран и вынудил его принять более умеренный курс».

Китай весьма обеспокоен собственным суннитским мусульманским населением, особенно это касается 15 миллионов уйгуров в его самой западной провинции Синьцзян. Сотни уйгурских сепаратистов сражаются в рядах ИГИЛ в Сирии, и китайцы обвиняют Турцию в предоставлении паспортов и беспрепятственного передвижения сепаратистам, уезжающим из Китая в Турцию через Юго-Восточную Азию. Китайский чиновник поведал мне, что турецкие посольства в Юго-Восточной Азии накопили 100,000 бланков паспортов для уйгуров. Состоятельные саудовцы спонсируют ваххабитские медресе в Китае, и большая часть мусульманского населения Китая радикализировалась.

С учетом всех этих факторов Китай глубоко заинтересован в поражении ИГИЛ. У него есть такие же основания опасаться метастазы суннитского джихада, как и у России, а также негласной поддержки джихадистов, приезжающих из Стамбула и частично из Саудовской Аравии. Разгром самопровозглашенного Исламского Халифата подорвет дух его подражателей в Китае и в России, и Пекин найдет способы поддержать усилия Путина без какого-либо прямого или видимого задействования военных ресурсов.

Что касается Франции, то несколько дней назад я написал, что Франция ничего не предпримет в ответ на парижские расстрелы. Возможно, я ошибался. Россия много чего сделает, и в результате, Франция предпримет нечто большее, чем несколько арестов по списку подозреваемых.

Автор: Шпенглер — это псевдоним Дэвида Голдмана, автора многочисленных эссе по культурным, религиозным, экономическим и социальным вопросам. Его справедливо считают лучшим интернет-эссеистом.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s