November 26th, 2015

Армии нужны полководцы, а не столоначальники

В самом начале операции российских ВКС в Сирии я принял участие в программе «Военно-политический анализ» на радио «Спутник», где высказал мнение, что за нашими пилотами будут охотиться боевики. Поэтому каждый боевой вылет должен обеспечиваться адекватной ПСС (поисково-спасательной службой). Однако, долго время операции наших военных в Сирии проходили практически  в стерильных условиях. Против них никто не воевал по-настоящему. У боевиков не было ни  ПЗРК, ни зениток, да и сейчас нет ( или просто пока  еще не поступила команда их применить).
Удар нанесли турки, и действительно в спину. К такому мы не были готовы. Погиб пилот и морской пехотинец.
Почему бомбардировщик вылетел на боевого задание не в паре, а занимался одиночной охотой? В начале операции российских ВКС были именно вылеты двоек, затем, если верить сообщениям западных военных экспертов, часть боевых самолетов пришлось поставить на прикол, так как они нуждались в ремонте. Поскольку материально-техническое обеспечение на базе Хмеймим оказалось, мягко выражаясь, недостаточным, интенсивность вылетов упала. Что со злорадством отметили те же западные стратегисты. Тогда российские военачальники нашли якобы адекватные выход — стали выпускать бомбардировщики на одиночную охоту, надеясь на то, что ни одна из бомбардируемых нашими ВКС группировок боевиков не имела ни средств ПВО, ни авиации. Этот факт был замечен турецкой разведкой, что облегчило туркам задачу устроить засаду на наш бомбардировщик.
То, что это была именно засада, подтверждается данными спутниковой и радиоразведки. Когда выполняется перехват неизвестного воздушного судна, то истребитель-перехватчик догоняет его, обгоняет и пересекает курс нарушителя. Затем привлекают внимание пилотов-нарушителей или с помощью радиосвязи, или визуальным путем. Цель этих действий – принудить нарушителя к посадке на своем аэродроме и затем допросить о целях нарушения воздушного пространства. Или заставить изменить курс полета.
Турки же действовали в духе знаменитого гитлеровского аса Эрика Хартманна, который подстерегал советские самолеты, внезапно атакуя их из задней верхней полусферы. Так сбивают самолеты противника во время войны.
Бортовой комплекс обороны «Карпаты» не смог защитить Су-24 от американской ракеты AIM-120 AMRAAM. А вот  если бы вылет бомбардировщика прикрывал вертолет системой РЭБ «Рычаг», которая по сообщениям западной прессы в Сирии  имеется, то его невозможно было бы сбить ни с земли, ни с воздуха. Да и вертолету вылетать не было бы нужды. Достаточно было бы просто включить эту систему.
26 октября издание Daily osnet сообщило, что новая  российская электронной система помех способна  полностью «ослепить радары, нарушить электронные системы наведения, и также помешать спутниковой съемке». Речь шла именно о системе «Рычаг», которая переброшена в Сирию и установлена на базе вертолета Ми-8Т.
Издание пишет, что «сейчас не существует способа для её подавления. Её электронное противодействие предназначено для ослепления радаров, сонаров и других систем обнаружения, в целях защиты самолетов, вертолетов, БПЛА, наземных и морских сил против ракет «воздух-воздух» и «поверхность-воздух» и других оборонительных систем в радиусе нескольких сотен километров. Он может быть установлен на блоки любого вида вооруженных сил, включая вертолеты и самолеты, а также наземные и корабельные силы».
Почему система «Рычаг» не была использована для защиты Cу-24 — одиноких охотников за боевиками? На одном из российских ресурсов высказывается такой довод, что «Рычаг» ослепил бы и «союзников» по антитеррористической коалиции и помешал бы им выполнять боевые задачи.
Дело в том, что «Рычаг» создает огромный электронный пузырь диаметром 600 километров с центром в российской базе Латакия и его мощность, видимо, не регулируется. Ну и надо было приучать наших западных «партнеров» к тому, что когда русские в воздухе, то надо всем кричать «Ахтунг!», не вылезать из блиндажей (или что у них там) и петь гимн России. Стоя! Это еще не поздно организовать.
Организация ПСС была вообще никакой. Если бы спасательные Ми-8 сопровождали ударные бронированные «крокодилы» Ми-24… Да и других «если бы»  хватает…
Древнеримский полководец Вар в войне с германцами утратил бдительность, понадеялся на союзников, тех же германцев, проморгал засаду, попал в окружение, союзники предали,  и  римское войско было полностью уничтожено. Вар и другие командиры трех попавших в окружение легионов бросились на меч.
Император Октавиан Август, узнав об этом, до того был сокрушён, что, как пишет Светоний,  несколько месяцев подряд не стриг волос, не брился и не раз бился головой о косяк двери, восклицая: «Квинтилий Вар, верни мне легионы!» (лат. «Quintili Vare, legiones redde!». )
Один сбитый противником самолет и два погибших воина – это, конечно, не три полностью уничтоженных в Тевтобургском лесу римских легиона. И не кровавый разгром нашей армии во время попытки штурмовать Грозный по лекалам Паши-мерседеса. Ну и не дай Бог дожить до такого! Для того, чтобы избежать больших поражений, нужно учиться на маленьких, а не отводить глаза общественному мнению, затевая временные торговые войны с крупным торговым партнером. США вели торговлю с Германией  даже во время войны, выполняя свои контракты. Им это было выгодно. Таких примеров множество. Убедительным ответом на акт войны со стороны Турции  может быть только такой же акт войны. Око за око! И ничего личного. Если  мы собъем турецкий самолет, который опасно сблизится с сирийской или греческой  территорией, то нас поймут и простят. Но пилотов нужно будет спасти, накормить, сфотографировать их на фоне российского флага и сбившего их самолета и отпустить на родину. Мы же не экстремисты вроде Эрдогана.
То, что российская авиагруппа слишком малочисленна для успешного прикрытия операций сирийской армии, было очевидно с самого начала. И об этом я тоже говорил в эфире радио «Спутник», но остался в меньшинстве. Оптимистически настроенные российские военные эксперты  не смели критиковать  действия нашего военного руководства до тех пор, пока сам президент Путин  не сделал это, хотя и в предельно корректной форме.
Теперь решено усилить нашу авиагруппу истребителями. Как  говорится, лучше поздно, чем никогда. Но война только начинается. Враг наблюдает и делает выводы. А кто враг, спросите вы.  Ответ: все.
Стоит кого-то посчитать другом, и это может  стать фатальным. Француз Олланд сейчас хочет с нами дружить. А еще вчера он не продал нам «Мистрали». Немцы вообще противник номер один в Европе. Англичане всегда были главными оппонентами российского могущества и таковыми остаются. Это не друзья, не враги, а конкуренты.
Экзистенциальных врагов немного. Это Турция, Саудовская Аравия и Япония. Или мы или они. В отношениях с этими странами у нас игра с нулевой суммой.
Но торговать можно хоть с чертом, если это выгодно. И при  этом бомбить его   нещадно. Потому что это тоже выгодно. Так делают американцы. Объявив санкции Ирану, они одновременно вели и ведут с ним активную коммерцию. Потому что бизнес не знает ни войн, ни границ, ни морали, ни какого-либо ограничения. Наполеон пренебрег этим, попытавшись сломить Англию континентальной блокадой, и проиграл.
Если мы уйдем с турецкого рынка, на него придут другие. К врагам надо относится с любовью и душить их в объятиях.
Впрочем, я отвлекся от  военной темы. Вернемся к потерянным легионам и римскому императору, бившемуся головой о дверной косяк.
Я думаю, Путин тоже переживает. Он же не лишен разума. А вот будут ли сделаны необходимые выводы, я не уверен. Представляется, что нужно менять военное руководство на сирийском ТВД. Кто раз прохлопал ушами, способен тиражировать беспечность. Да и Минобороны  что-то увлеклось игрой в открытость и гламурный  пиар. Нет на них генерала Рохлина. Да и Трошева тоже нет.
Талантливый военачальник – это национальное достояние, его надо беречь и оберегать от несчастных случаев и прочих бытовых невзгод. Это же не Шойгу какой-нибудь, который и МЧС не лично создавал, а воспользовался усилиями других. Армия – это корпорация  даже более важная, чем  всеми нами уважаемая Контора.
Сейчас эта реальность осознана на всех уровнях российской власти. Но с нуля, одномоментно, цезарей и суворовых, которые  не позволят застать их врасплох и упредят любые происки врагов и мнимых друзей, не купишь, не назначишь и не наколдуешь.
Не у меня для вас других полководцев, сказал бы в такой ситуации товарищ Сталин. Значит, нужно принять такие меры, чтобы неповадно было наличному военному руководству  в засады попадать. Погибших героев наградили. Спасшегося штурмана тоже. И это все?
То есть случившееся – это форс-мажор, ветром надуло, как наводнение на Дальнем Востоке и пожар в Сибири. А мне кажется, что у каждого форс-мажора  есть имя и фамилия. Или я опять останусь в меньшинстве?
Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s