11.08.2015

Anna_Olenina_by_Kiprensky

11 августа  1808 года родилась та…
кому Пушкин в 1828 году посвятил много стихов  —
одно лучше другого.

Город пышный, город бедный,
Дух неволи, стройный вид,
Свод небес зелёно-бледный,
Скука, холод и гранит  —
Всё же мне вас жаль немножко,
Потому что здесь порой
Ходит маленькая ножка,
Вьётся локон золотой.

Анна Алексеевна  ОЛЕНИНА.  В замужестве  АНДРО.  Любимая дочь сиятельного президента Академии художеств, директора Публичной библиотеки.  Член Государственного Совета и действительный тайный советник, А.Н.Оленин считался одним из самых просвещённых людей своего времени, десять язЫков знал совершенно.

Младшенькая Аннет подавала надежды.  Начитанна.  Прекрасно пела.  Музицировала.  Тринадцати лет написала музыку к элегии Рылеева  «Смерть Ермака»  («Ревела буря, дождь шумел.  Во мраке молнии блистали;  Бесперерывно гром гремел  И ветры в дебрях бушевали.»)  Резвая, живая умом красавица из красавиц  семнадцати годков  была избрана во фрейлины Императорского двора.  Введена в свет.

В те времена  /в те порЫ/  девицы рано задумывались о замужестве.  Да и женихи  —  вот они!  роем! роем! жужжат свои compliments и наперебой приглашают к танцу.  «Сама вижу, что мне пора замуж, — записывает Аннет в своём тайном дневнике  /ставшим явным, но, кажется, до сих пор не изданном/.  —  Я много стою родителям, да немного надоела им.  Пора, пора мне со двора, хотя это и будет ужасно.»

Здесь возникает много фамилий потенциальных женихов: тот — «архивный юноша»…  этот — полковник…   «Не знаю, кто будет  ОН, но  я хочу быть счастлива!  А  ОН станет изменять мне…»  Об  «ужасном достоинстве жены» и предполагаемых женихах она секретничала с добрым  «поверенным в душе»  Иваном Андреевичем  /Крыловым/.

«Он вообразил себе, что Двор вскружил мне голову, и что я пренебрегала хорошими партиями, думая выйти за какого-нибудь генерала.  В доказательство, что не простираю так далеко своих видов назвала я ему двух людей, за которых бы вышла, хотя и не влюблена в них: Мейендорфа и Киселёва.  //  При имени последнего он изумился.  «Да, — повторила я, — думаю, что они не такие большие партии и уверена, вы не пожелаете, чтобы я вышла за Краевского или за Пушкина.»  «Боже избави!  — сказал он, — Но я желаю, чтобы вы вышли за Киселёва и, если хотите знать, он сам того желает.»

Николай Дмитриевич Киселёв, в будущем тайный советник, посол во Франции, представитель России при короле Италии,  мог составить хорошую партию для Аннет…  однако в виду Пушкина спасовал, чего и не скрывал вовсе.  Поняв, что…  «ему здесь не светит»,  Киселёв тихо удалился от окружения Олениной.  Женился поздно, за пределами России.  Остался бездетен.

Предмет любви у Анны, конечно, был.  Она бережно скрывала его имя и в дневниках называла:  «мой Герой».  Любила она сильно, а он даже не знал этого, ведь они лишь изредка соседствовали каретами или колясками.  Есть предположение, что это Александр Яковлевич Лобанов-Ростовский, дошедший в чинах до генерал-майора, хотя ничем и не отличился на службе.  В войне 1812 года участия не принял.  Александр Яковлевич отличился огромным наследным богатством, кое безбожно тратил на разнообразные коллекции и на карты…  Лицом был красавец и с дамами робким не слыл…  Слава богу, что Анны Олениной он не заметил и…  женился на преогромных деньгах.

Пушкина фрейлина Анна Алексеевна вовсе не любила. Она была по воспитанию свободна  и кокетлива в общении с молодыми людьми, умела уколоть язычком.  теперь бы сказали: строила Пушкину глазки.  А вот, что она  думала наедине с дневником:  «Бог, даровав ему Гений, не наградил его привлекательной наружностью.  /,,,/  Арапский профиль, заимствованный от поколения матери, не украшал лица его.  Да и прибавьте к тому ужасные бакенбарды, растрёпанные волосы, ногти, как когти, маленький рост, жеманство в манерах, дерзкий взор…»  — Думаю, достаточная цитата.

И при этом  «жуткий»  Пушкин был сильным магнитом для женских взглядов.  Гению не надо быть Аполлоном.  Когда Поэт вернулся из многолетней ссылки вновь в Петербург и появился на балах, не было молодой дамы, не желавшей  «пройти с ним в фигуре»  танца.  Анна первая пригласила его на  «белый танец».  Он смутил её прямой фразой.  Обидел.  Понял.  И пригласил на следующий танец…  Вот именно тогда и влюбился?

Пушкин  —  на девять лет старше  —  видел девочку Оленину, бегавшую по дому тётки Хитрово.  А заметил девять лет спустя, многое пережив…  Заметил  «глаза Олениной моей».

Какой задумчивый в них гений,
И сколько детской простоты,
И сколько томных выражений,
И сколько неги и мечты!..
Потупит их с улыбкой Леля —
В них скромных граций торжество;
Поднимет  —  ангел Рафаэля
Так созерцает божество.

«Моими»  Пушкин называл всех, в кого влюблялся  —  не надо преувеличивать.  «Леля»  назначала ему тайные свидания в Летнем саду, где гуляла со своей гувернанткой, — ей можно было доверить тайны.   Пушкин бывал там с Вяземским и Плетнёвым.  И когда не дожидался  «свою»  Аннет, в бешенстве рисовал множество её профилей, а сверху писал: Pouchkine…

А когда дожидался, они долго гуляли по аллеям сада, шутили, занимались светской беседой…  под надзором гувернантки-англичанки, и всякий раз Пушкин дарил  «Леле»  всё новые стихи.

Увы!  Язык любви болтливой,
Язык и тёмный и простой,
Своею прозой нерадивой
Тебе докучен, ангел мой.
Но сладок уху милой девы
Честолюбивый Аполлон.
Ей милы мерные напевы,
Ей сладок рифмы гордый звон.
Тебя страшит любви признанье,
Письмо любви ты разорвёшь,
Но стихотворное посланье
С улыбкой нежною прочтёшь…

Пушкин сделал предложение Олениной, написал ей  «письмо любви».  И получил любезный, но категорический  «отворотповорот».  Дело решила  не Анна.  И, скорей всего, даже не Алексей Николаевич, а доброхотная маменька Елизавета Марковна  —  гостеприимная хозяйка салонов и обедов.  И, думаю, не  «растрёпанные волосы»  причина отказа,  и не  «ногти, как когти», и не взрывной характер…  Во-первых, не это, а  —  «Я помню чудное мгновенье»…  Если дело касалось женитьбы любимых дочек, маменьки Петербурга были настороже.  Да Пушкин и не скрывал своих романов.  Напротив, сам вписывал в тетрадку скандальный  «список»…

Разумеется, он был убит отказом.  Злился.  Вставлял в стихи и в «Евгения Онегина»  язвенные строфы…  И почти все вычёркивал.  Нам осталось волшебное и бессмертное, посвящённое Олениной,  «Я вас любил…»

Я вас любил: любовь ещё, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ни чем.
Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.

Анна Алексеевна вышла замуж уже после смерти Пушкина.  В 1840 году.  В возрасте тридцати двух лет.  Её мужем стал Фёдор Александрович Андро де Ланжерон, сын французского эмигранта, будущий новороссийский губернатор и строитель Одессы.  Всю следующую жизнь он мучительно ревновал её к прошлому, даже к воспоминаниям.  Стихов Пушкина в доме Андро, разумеется, никогда не читали.  Подаренные Пушкиным восьмидесятилетняя Анна Алексеевна передала внучке.
11 августа 1808 года родилась та…
кому Пушкин в 1828 году посвятил много стихов —
одно лучше другого.

Город пышный, город бедный,
Дух неволи, стройный вид,
Свод небес зелёно-бледный,
Скука, холод и гранит —
Всё же мне вас жаль немножко,
Потому что здесь порой
Ходит маленькая ножка,
Вьётся локон золотой.

Анна Алексеевна ОЛЕНИНА. В замужестве АНДРО. Любимая дочь сиятельного президента Академии художеств, директора Публичной библиотеки. Член Государственного Совета и действительный тайный советник, А.Н.Оленин считался одним из самых просвещённых людей своего времени, десять язЫков знал совершенно.

Младшенькая Аннет подавала надежды. Начитанна. Прекрасно пела. Музицировала. Тринадцати лет написала музыку к элегии Рылеева «Смерть Ермака» («Ревела буря, дождь шумел. Во мраке молнии блистали; Бесперерывно гром гремел И ветры в дебрях бушевали.») Резвая, живая умом красавица из красавиц семнадцати годков была избрана во фрейлины Императорского двора. Введена в свет.

В те времена /в те порЫ/ девицы рано задумывались о замужестве. Да и женихи — вот они! роем! роем! жужжат свои compliments и наперебой приглашают к танцу. «Сама вижу, что мне пора замуж, — записывает Аннет в своём тайном дневнике /ставшим явным, но, кажется, до сих пор не изданном/. — Я много стою родителям, да немного надоела им. Пора, пора мне со двора, хотя это и будет ужасно.»

Здесь возникает много фамилий потенциальных женихов: тот — «архивный юноша»… этот — полковник… «Не знаю, кто будет ОН, но я хочу быть счастлива! А ОН станет изменять мне…» Об «ужасном достоинстве жены» и предполагаемых женихах она секретничала с добрым «поверенным в душе» Иваном Андреевичем /Крыловым/.

«Он вообразил себе, что Двор вскружил мне голову, и что я пренебрегала хорошими партиями, думая выйти за какого-нибудь генерала. В доказательство, что не простираю так далеко своих видов назвала я ему двух людей, за которых бы вышла, хотя и не влюблена в них: Мейендорфа и Киселёва. /-/ При имени последнего он изумился. «Да, — повторила я, — думаю, что они не такие большие партии и уверена, вы не пожелаете, чтобы я вышла за Краевского или за Пушкина.» «Боже избави! — сказал он, — Но я желаю, чтобы вы вышли за Киселёва и, если хотите знать, он сам того желает.»

Николай Дмитриевич Киселёв, в будущем тайный советник, посол во Франции, представитель России при короле Италии, мог составить хорошую партию для Аннет… однако в виду Пушкина спасовал, чего и не скрывал вовсе. Поняв, что… «ему здесь не светит», Киселёв тихо удалился от окружения Олениной. Женился поздно, за пределами России. Остался бездетен.

Предмет любви у Анны, конечно, был. Она бережно скрывала его имя и в дневниках называла: «мой Герой». Любила она сильно, а он даже не знал этого, ведь они лишь изредка соседствовали каретами или колясками. Есть предположение, что это Александр Яковлевич Лобанов-Ростовский, дошедший в чинах до генерал-майора, хотя ничем и не отличился на службе. В войне 1812 года участия не принял. Александр Яковлевич отличился огромным наследным богатством, кое безбожно тратил на разнообразные коллекции и на карты… Лицом был красавец и с дамами робким не слыл… Слава богу, что Анны Олениной он не заметил и… женился на преогромных деньгах.

Пушкина фрейлина Анна Алексеевна вовсе не любила. Она была по воспитанию свободна и кокетлива в общении с молодыми людьми, умела уколоть язычком. теперь бы сказали: строила Пушкину глазки. А вот, что она думала наедине с дневником: «Бог, даровав ему Гений, не наградил его привлекательной наружностью. /,,,/ Арапский профиль, заимствованный от поколения матери, не украшал лица его. Да и прибавьте к тому ужасные бакенбарды, растрёпанные волосы, ногти, как когти, маленький рост, жеманство в манерах, дерзкий взор…» — Думаю, достаточная цитата.

И при этом «жуткий» Пушкин был сильным магнитом для женских взглядов. Гению не надо быть Аполлоном. Когда Поэт вернулся из многолетней ссылки вновь в Петербург и появился на балах, не было молодой дамы, не желавшей «пройти с ним в фигуре» танца. Анна первая пригласила его на «белый танец». Он смутил её прямой фразой. Обидел. Понял. И пригласил на следующий танец… Вот именно тогда и влюбился?

Пушкин — на девять лет старше — видел девочку Оленину, бегавшую по дому тётки Хитрово. А заметил девять лет спустя, многое пережив… Заметил «глаза Олениной моей».

Какой задумчивый в них гений,
И сколько детской простоты,
И сколько томных выражений,
И сколько неги и мечты!..
Потупит их с улыбкой Леля —
В них скромных граций торжество;
Поднимет — ангел Рафаэля
Так созерцает божество.

«Моими» Пушкин называл всех, в кого влюблялся — не надо преувеличивать. «Леля» назначала ему тайные свидания в Летнем саду, где гуляла со своей гувернанткой, — ей можно было доверить тайны. Пушкин бывал там с Вяземским и Плетнёвым. И когда не дожидался «свою» Аннет, в бешенстве рисовал множество её профилей, а сверху писал: Pouchkine…

А когда дожидался, они долго гуляли по аллеям сада, шутили, занимались светской беседой… под надзором гувернантки-англичанки, и всякий раз Пушкин дарил «Леле» всё новые стихи.

Увы! Язык любви болтливой,
Язык и тёмный и простой,
Своею прозой нерадивой
Тебе докучен, ангел мой.
Но сладок уху милой девы
Честолюбивый Аполлон.
Ей милы мерные напевы,
Ей сладок рифмы гордый звон.
Тебя страшит любви признанье,
Письмо любви ты разорвёшь,
Но стихотворное посланье
С улыбкой нежною прочтёшь…

Пушкин сделал предложение Олениной, написал ей «письмо любви». И получил любезный, но категорический «отворотповорот». Дело решила не Анна. И, скорей всего, даже не Алексей Николаевич, а доброхотная маменька Елизавета Марковна — гостеприимная хозяйка салонов и обедов. И, думаю, не «растрёпанные волосы» причина отказа, и не «ногти, как когти», и не взрывной характер… Во-первых, не это, а — «Я помню чудное мгновенье»… Если дело касалось женитьбы любимых дочек, маменьки Петербурга были настороже. Да Пушкин и не скрывал своих романов. Напротив, сам вписывал в тетрадку скандальный «список»…

Разумеется, он был убит отказом. Злился. Вставлял в стихи и в «Евгения Онегина» язвенные строфы… И почти все вычёркивал. Нам осталось волшебное и бессмертное, посвящённое Олениной, «Я вас любил…»

Я вас любил: любовь ещё, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ни чем.
Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.

Анна Алексеевна вышла замуж уже после смерти Пушкина. В 1840 году. В возрасте тридцати двух лет. Её мужем стал Фёдор Александрович Андро де Ланжерон, сын французского эмигранта, будущий новороссийский губернатор и строитель Одессы. Всю следующую жизнь он мучительно ревновал её к прошлому, даже к воспоминаниям. Стихов Пушкина в доме Андро, разумеется, никогда не читали. Подаренные Пушкиным восьмидесятилетняя Анна Алексеевна передала внучке.
( С )

pushkin_4

источник —>>>

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s