22.05.2015 20:18 Мск

Я представляю в Государственной думе нефтегазовые регионы – Тюменскую область, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа. Нефтегазодобыча многими воспринимается или как дойная корова или как бездонная бочка, из которой можно черпать энергию и деньги. Наша нынешняя экономика вообще крутится вокруг нефти. День начинается и заканчивается с мировых цен на нефть. Это наша палочка-выручалочка. Завалили машиностроение, но есть безбрежные месторождения Севера. И как бы не куролесил либеральный блок правительства, деньги из нефтяной трубы потоком льются в бюджет. Однако мало кто подозревает, что поводок от нашей нефтяной коровы во многом находится в иностранных руках. Речь идет о так называемых сервисных работах. Это бурение эксплуатационных и разведочных скважин, геофизика, исследование пласта, ремонт оборудования. Так вот расходы на сервисные работы составляют до 70% стоимости нефтедобычи.

Загвоздка в том, что последние 15 лет нефтяники активно избавлялись от так называемых непрофильных активов, включая вышеперечисленные работы. Сервисы были выделены в самостоятельные «дочки». На сервисном рынке работает более 200 фирм. Но бал правят иностранные, в первую очередь американские компании типа Schlumberger и Halliburton, развернувшиеся частично на мощностях бывших отечественных компаний. Их доля составляет более 40% и благодаря технологическому преимуществу продолжает прирастать. По некоторым сегментам доходит до 70-90%.

Ныне свой сервис есть лишь у «Газпром нефти» и «Татнефти». Да еще «Сургутнефтегаз» сохранил сервисную компанию. В результате компания полностью независима от дорогостоящих западных «Шлюмберже» или «Халлибёртон», которые захватили большую долю рынка. Засилье западных компаний на нефтесервисном рынке России достигло такого опасного уровня, что впору говорить о «шлюмберизации» как угрозе национальной безопасности.

По оценке людей, хорошо владеющих ситуацией, «сегодня на рынке нефтегазосервисных услуг сложилась нездоровая монополия западных корпораций, которая усилилась с вступлением России в ВТО. Такие компании диктуют цены, выдавливают отечественных производителей, экономят на российском персонале, ограничивают доступ к технологиям, нередко действуют с оффшорных территорий».

«Дочки» наших нефтяных компаний вынуждены участвовать в конкурсах и тендерах на общих условиях. Однако победа от них, как правило, уплывает, ибо все те же «Шлюмберже», «Бейкер Хьюс», «Халлибёртон» предлагают более выгодные условия. Эти транснациональные корпорации обладают такими финансовыми, кадровыми и, главное, технологическими ресурсами, которые нам и не снились. Они заходят на торги, демпингуют по цене продукции, но все, что они упустили в выгоде при торгах, компенсируют за счет дорогого сервиса. А это ведет к удорожанию нефтедобычи.

Годовая емкость нашего рынка нефтегазового сервиса оценивается примерно в 10 млрд. долл. Темпы ежегодного роста — около 20%. К 2015 году прогнозируется увеличение объёма рынка нефтесервисных услуг в полтора раза. Но эти деньги со свистом пролетают мимо нас.
Многочисленные российские сервисные компании, как правило региональные, не обладают достаточными средствами для развития новых технологий.

По оценке Юрия Шафраника, экс-министр топлива и энергетики, глава Союза нефтегазопромышленников, цитирую: «Мы находимся в ситуации поглощения российского сервиса. Добывающим компаниям навязываются два тезиса: нужно освободиться от непрофильных сервисных активов и нужно обращаться к западным компаниям как к носителям высоких технологий. Большинство так и поступает, а их лучшие предприятия поглощает иностранный бизнес, наращивая долю на рынке российского сервиса».

Засилье иностранных игроков вызвано не только с наличием у них денег, опыта и технологий, но и совершенно неоправданными привилегиями. Наши предприятия из-за безавансовой системы и длинных сроков оплаты работ (до 90 дней) испытывают нехватку денег и вынуждены тратить оборотный капитал. Или брать дорогие кредиты, что не позволяет модернизировать производство. С зарубежными же сервисными фирмами нефтяники рассчитываются через 30 дней и с использованием авансирования.

Владимир Борисов, президент Тюменской ассоциации нефтегазосервисных компаний, пару лет назад так сравнил зарубежные и отечественные фирмы: «Первые бегут по гаревой дорожке налегке, в кроссовках и шортах, вторые – обвешаны гирями, да ещё и через барьеры прыгают… Если наши зарубежные коллеги получают кредиты по ставке от 0 до 5%, то мы вынуждены привлекать средства в лучшем случае под 15-19%. У нас в разы выше фискальная нагрузка. При этом НДС российские нефтесервисные предприятия выплачивают по факту завершения работ, а не по факту получения денег за оказанные услуги. Тогда как нефтяные компании зачастую производят оплату только через 2-3 месяца».

Вот такой перекос. Почему-то в пользу западных конкурентов. Кому это выгодно? Что правительство всего этого не знает? Или сознательно допускает такое неравноправное положение?

А что у нас с оборудованием? В России сейчас примерно полторы тысячи работоспособных буровых установок. Из них две трети произведены ещё при Советской власти. Станков в возрасте до 10 лет менее 30%. Каждый второй из них — зарубежный, и как правило из Китая. До начала санкций 70–80% нефтесервисного оборудования в нашей нефтянке были импортного производства, несмотря на наличие собственных производств.

«Уралмаш» в середине 1980-х выпускал ежегодно до 365 комплектов бурового оборудования. А сейчас — десятка три. Впрочем, наши нынешние станки представляют собой лишь российское «железо», нашпигованное иностранным оборудованием. Между прочим, на наш рынок кроме американских и европейских компаний, уже активно входят китайские поставщики оборудования.

Сейчас в ТЭКе велики потребности в новом оборудовании, запасных частях. Наши машиностроители готовы удовлетворить заказы на буровые установки и запчасти – есть все возможности для их выпуска. Но заказы в полной мере не достаются отечественным предприятиям, так как зарубежные сервисные компании являются и производителями оборудования. Слово за нефтедобывающими компаниями и государством. Вот где возможность на деле, а не на словах проявить патриотизм. Это вопрос не рыночных отношений. Это вопрос экономической стратегии! Возвращение сервиса под контроль России – это и крупные заказы для машиностроителей, и немалые доходы для бюджета.

По мнению Юрия Шафраника, цитирую: «Нефтегазовый сектор, располагая финансами (пока недоступными для других отраслей), является ведущим потенциальным заказчиком для наших машиностроителей, институтов и конструкторских бюро… Оборудование для нефтегазового комплекса, обслуживание техники, обеспечение буровых запчастями – все это идет через сервисные хозяйства. Кроме того, через развитый отечественный сервис станет возможно инвестировать углеводородные доходы в другие отрасли экономики, чтобы Россия могла зарабатывать не только и не столько на нефтегазодобыче, но и на технологиях и оборудовании».

В США и Китае, между прочим, почти 100% нефтегазосервисного рынка принадлежит местным компаниям. Развивать свой сервис Китаю не помешало даже членство в ВТО: присутствие иностранных компаний на шельфе и суше у них на уровне 1,5-2%. у нас — свыше 65%. Это прямая угроза национальной безопасности.

Доля западных сервисов в России должна быть снижена до 3-5%. Поддержать отечественный нефтегазовый сервис несложно. Если на тендерах российские компании при прочих равных условиях будут отдавать предпочтение нашим фирмам, то на мировом сервисном рынке страна сможет получать до 15-20 миллиардов долларов в год.

Необходимо поддержать инициативу по созданию Национальной нефтесервисной госкорпорации, которая стала бы крупнейшим игроком на мировом рынке и могла бы «держать в руках» закупки оборудования. Корпорация, обеспечив долгосрочными заказами отечественные предприятия, помогла бы возродить мощь российского машиностроения, а следовательно, и всей державы.

По мнению ученых, добыча нефти в России начинает падать. Понятно, какие катастрофические последствия это будет иметь для российского бюджета. При этом состояние нашей нефтянки напрямую зависят от нефтяного сервиса. Именно он, внедряя новейшие технологии, определяет будущее добывающих компаний.

Две недели назад мы отпраздновали 70-летие победы Советского народа над нацистской Германией.

Много и правильно говорили, что победа была достигнута мужеством и самоотверженностью советского солдата и матроса. Но ведь это была еще и победа технологическая. В России в начале ХХ века 90% населения было неграмотным, А Советский Союз к 41-му году создал лучшие в мире образцы оружия. Да и первый в мире станок с ЧПУ был советским. Не говоря уже о ядерном оружии, Гагарине и Королеве.

Сегодня с точки зрения технологий мы отброшены назад на десятки лет. Если мы не возродим в кратчайшие сроки наше машиностроение, если мы не вырвем сервиса из рук наших «заклятых друзей», будущее нашей нефтянки, да и всей страны может оказаться очень печальным.

Вячеслав Тетекин на заседании Госдумы

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s