lu9JCN9qBnc

07.10.2014

Газовая геополитика: проблемы и перспективы России.

Как известно, не все страны имеют равномерный доступ к такому стратегическому ресурсу как природный газ. Не одинаковы и потребности в нём. Любые диспропорции рано или поздно приводят к конфликтам. Начиная с 1970-х годов, природный газ становится всё более распространенным источником энергии (его производство выросло в 3,7 раз) и всё более важным фактором в геополитическом противостоянии.

Газовая геополитика намного сложнее, чем её «предшественницы» – нефтяная и угольная (последняя известна как «геополитика канонерок» – британцы обязаны были контролировать угольные базы по всему миру для поддержания своей гегемонии). В случае с нефтью, едва ли основной компонент успеха это контроль правительства страны, где она добывается. Ну и территории вокруг скважины. В остальном же, нефть легко транспортируется по суше и по морю, при этом существуют миллиарды конечных потребителей – простые граждане, помимо промышленных предприятий и электростанций.

С газом же всё немного сложней. Здесь желательно надо иметь влияние и на конечного потребителя. Транспортировать газ можно двумя способами: по газопроводу, но тогда его надо построить и осуществлять контроль транзитной территории или превратить его в жидкость и транспортировать подобно нефти, но в этом случае надо вкладывать большие инвестиции в строительство мощностей по сжижению и разжижению газа, что может оказаться нерентабельно в результате очередного кризиса.
Именно поэтому газовая сфера долгое время оставалась слабо регулируемой, высоко конкурентной, но, при этом, монополизированной национальными государствами. Но всё меняется, и сегодня мировая олигархия предпринимает усилия по поэтапному захвату всех мощностей по добыче, переработке, транспортировке и продаже газа.

Одной из их самых успешных операций по захвату олигархией глобального газового рынка была советская перестройка. СССР был опасным конкурентом для США: в 1990 году мы добывали почти на 100 млрд. куб. м больше газа, чем США, что позволяло нам и обеспечивать свои потребности, и продавать излишки в Восточную и Западную Европу. В нашем распоряжении были газотранспортная система нынешней Украины, союзники в виде стран Варшавского договора и богатые месторождения, не только в Сибири, но и в Средней Азии и в Закавказье. Англосаксы с удовольствием лишили нас этого преимущества – почти стопроцентного государственного контроля над цепью поставок. Конечно, они жалеют, что тогда не удалось дожать до конца – Российская Федерация не распалась. Однако немалая часть доходов госбюджета от экспорта газа уходит в валютные резервы на американских и европейских депозитах.

Итак, на предыдущем этапе им удалось ослабить нас и изменить правила игры в свою пользу. В 2000-е годы началась новая эскалация газовой войны. Первый майдан на Украине привёл к появлению антироссийского правительства Ющенко, которое начиная с 2005 г. устраивало с Кремлем конфликты по вопросам транзита. Европейские покупатели выразили недовольство (хотя некоторая часть их элит напрямую замешана в майданных делах). Мы ответили планом по строительству двух газопроводов в обход – Северного и Южного потоков. Попытки сорвать строительство Северного потока, в которых, кстати, поучаствовали не только русофобские правительства Польши, Латвии, Литвы и Эстонии, но и «братский» президент Лукашенко, провалились, так как конкретно для Германии он более чем выгоден.

Невыгодны эти потоки с точки зрения евро-атлантических элит. Поэтому европейские политики стали регулярно сообщать о своём желании достичь «энергонезависимости». На другом фланге начались попытки окончательно отрезать газ из Азербайджана, Туркмении, Казахстана и Узбекистана от российских транспортных сетей. Под завесой заведомо нереального проекта «Набукко» удалось провести необходимые изыскания и подписать соглашения для постройки Транскаспийского газопровода в Европу. С учётом того, что Туркмения связана жёстким договором с Китаем, можно сказать, что в случае строительства этой магистрали в сфере транспортировки Ашхабад не будет больше столь же плотно сотрудничать с Москвой. Дабы убедить Азербайджан поступить так же, в последнее время усилились провокации вокруг Нагорного Карабаха, конфликте за который Москва старается «заморозить».

На Востоке наши позиции чуть лучше, но всё-таки далеки от идеала. В российских СМИ подписание газового контракта с Китаем 21 мая этого года было представлено как огромная победа. Это действительно определённый успех, однако, есть ряд моментов, не позволяющих в полной мере согласиться с оптимистами. Во-первых, контракт предполагает экспорт 38 млрд. куб. метров в год, т.е. примерно в 3-4 раза меньше поставок в Европу. Во-вторых, такие объёмы будут достигнуты не сразу, лишь в 2018-2020 гг. В-третьих, он требует инвестиций в размере 75 млрд. долл., 25 из которых вложит китайская компания CNPC. Иностранные инвестиции такого масштаба влекут за собой некоторые внешне- и внутриполитические обязательства, например, необходимость поддерживать Китай в его продвижении в Юго-Восточной Азии или закрывать глаза на экспансию китайских мигрантов в Сибири.

К сожалению, неустойчивыми остаются перспективы Южного потока. Европейские санкции пока не сняты. У «Газпрома» появился ещё один конкурент в этом регионе – Израиль. В середине 90-х годов был открыт ряд месторождений в Средиземном море, большая часть из которых находится на шельфе в государственных водах Израиля близ Хайфы. Кроме того, Израиль эффективно контролирует побережье Палестинской автономии и фактически добывает газ там. Создан консорциум между Израилем, Кипром и Грецией по добыче и строительстве газопровода в Европу. Такая «эллинско-иудейская газовая ось позволит Израилю упрочить свое положение и стать в менее уязвимое положение перед администрацией Обамы в ожидании возвращения в Белый дом своих верных союзников-республиканцев. Ситуация вокруг Сирии, которая является стратегически важным узлом транспортировки и яблоком раздора для Ирана, Турции, Катара и саудовских монархий, также обостряется после создания «халифата» ИГИЛ.

В Латинской Америке добыча газа во многих странах полностью находится под контролем той или иной группировки мировой элиты. Исключение составляют Венесуэла, Куба, Эквадор и Боливия. В этих странах «Газпром» и другие российские нефтегазовые компании попытались провести «фланговый удар» по интересам США, хотя объёмы добычи газа в этих странах не превышают 5% от мировых. При этом Госдеп стремится расшатать антиамериканские политические режимы, сложившиеся в этих странах.

Как мы видим, все последние успехи российской дипломатии вполне чётко вписываются в защиту нашего газового экспорта: урегулирование конфликта в Сирии, возвращение Крыма с его газовыми запасами, турне по латиноамериканским странам, контракт с Китаем, отказ от идеи Большой Новороссии – всё это в большей или меньшей степени сделано в коммерческих интересах одной крупной газовой компании. Верно говорят, «Газпром» – второй МИД, Путин – «газовый император».

Вот только следование правилам «цивилизованной конкуренции» в конечном счёте, привело к осложнениям практически по всем фронтам. Нежелание довести до конца войну на Донбассе и взять всю Новороссию или даже всю Украину лишь усугубляет транзитную проблему. Ведь попытка наладить контакты с неадекватной хунтой приведет лишь к потерям России на несколько миллиардов долларов госбюджета.

Однако стратегический выход есть: наши ресурсы и доходы от их продажи энергоресурсов можно и нужно направить на возрождение промышленности, на строительство и эксплуатацию новой инфраструктуры, в освоение Сибири и Дальнего Востока. Но для этого нужна новая, более конкурентная и жёсткая по отношению к противнику управленческая и геополитическая логика, нацеленная не просто на получение кратко- и среднесрочной выгоды, а на реальное взятие под контроль ключевых стран-поставщиков и транзитёров. В таком случае, и контроль над потребителем газа (например, Западной Европой) станет осуществляться гораздо легче. Однако для этого необходимо стратегическое мышление и планирование, и именно этого так остро не хватает многим представителям текущей российской элиты. Улучшение данного ключевого показателя станет главным компонентом успеха, причём далеко не только в газовой сфере.

источник —>>>

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s