На Руси в 17 — го столетия такого названия, как Губернатор не было и в помине. А был Городовой Воевода — лицо знатного придворного круга (боярин, стольник, окольничий), назначаемый царем для управления областью или уездом.

Государство желало видеть в городовом воеводе человека, способного обеспечить порядок на вверенной территории, обязанного наблюдать за исправным поступлением податей и своевременно осведомляющего население о правительственных распоряжениях и мероприятиях. Для назначения воеводы требовался каждый раз государев указ.

Городовым воеводам не полагалось какого либо определенного жалования, но «служба в городах» считалась наиболее доходной, «корыстной» ( официальный служебный термин!) из всех служебных поручений. В Москве постоянно находилось много придворных чинов, просивших воеводских мест. Принцип назначения воевод в города десятилетиями оставался один и тот же. В воеводы попадали люди не столь даровитые, сколь родовитые.

Правительство пыталось снизить вред от таких назначений. Срок пребывания воеводы в уездном городе ограничивался полутора-двумя годами. Населению предоставлялось право ходатайствовать об удалении дурного начальника или подавать челобитные о продлении срока службы понравившегося воеводы.

Однако удаление дурного воеводы, как правило отклонялось, а продление срока службы случалось редко.

Находясь на своем посту, городовой воевода, пользуясь предоставленной ему огромной властью, притеснял, угнетал и обирал подопечных. Ни формальные требования властей «держать к людям привет, ласку и береженье», ни вороха жалоб, получаемых в московских приказах, ни надзор посылаемых царем сыщиков, ни обязанность строгого ежегодного отчета не уменьшали воеводских злоупотреблений. За столетия такого самоуправления большинство воевод, за редким исключением, оставило по себе в народе дурную память: одни как настойчивые вымогатели, другие как отчаянные хапуги, третьи как пьяницы, насильники и казнокрады, а иные даже как явные преступники.

О коррупционных ритуалах и кормлении

Боярин, долго ждавший хлебного места, не замедлял с отъездом из Москвы в назначенный город или область. Горожане, как полагалось в таких случаях готовили для нового воеводы и его приближенных обильные дары. (сейчас это называется «зашел в регион с командой»)

При встрече посадские подносили на блюде «въезжее» — 150 рублей. Крупные торговцы и церковные приходы доставляли «въезжее» отдельно. (с местных олигархов отдельный побор назывался — «поднос-почесть»). Церковный казначей был обязан в этот же день отправить в Москву письмо-отчет: «…новому воеводе Петру Петровичу в поднос-почесть отправлено в сумме……»

Посадские люди обычно знали, что в наказе Государя данном сверху воеводе (наказ Государя зачитывался вслух на площади — аналог современного послания Президента) ничего не говорится о поборах с населения в пользу власти. Однако «повелось с изстари», что отцы и деды ублажали воевод » в меру сил своих». О мере сил спорили до хрипоты с воеводой. Поспорив, устанавливали размеры «добровольного самообложения».

Через некоторое время воевода спохватывался, что забыл установить «праздничные», т.е. подношения, с которыми полагается горожанам «поздравлять» своего воеводу.

Собирались выборные от посадов и опять решали «всем миром» как поздравлять: обычное решение в таких случаях «поздравлять» воеводу три раза в год добровольным приношением от посада: в Рождество — гусями, в «Велик день» — поросятами, в «Петровки»(летом) — бараниной (коррупционный парламентаризм)

Слишком часто люди нуждались в воеводском расположении: у одного жалоба, у другого челобитная с иском, у третьего лошадь увели. Все подобные дела решались в воеводской избе (сейчас называется — правильно организовал работу с обращениями граждан) Если не принес — говорили пришел без подарка без почести.

Ходили в народе пословицы: «Земля любит навоз, лошадь овес, а наш воевода принос», «Не ходи к нашему воеводе с одним носом, а ходи с подносом».

Все, от мала до велика знали, что городовой воевода , кроме:

  • взяток — предоплата за услугу;
  • срыва — откровенный шантаж и рэкет (сейчас еще можно замучить проверками)

  • мзды — оплата по факту совершения услуг; (помните,- «Я мзды не беру … Верещагин «Белое солнце пустыни»»)

  • посула (обещания) — нематериальная форма, например пристроить ребенка на работу за услугу и т.д.

любит еще «благодарность»,»подарки»,»приносы»,»поклоны» не брезгует «щетинкой»,»помазкой»,»гостинцем» . Любит, когда его поздравляют с новолетьем, масленицей, ледоставом, оттепелью,первопутком, порошей, прилетом грачей,жаворонков,»легким паром» (каждую субботу после бани), Дмитриевской субботой (поминание умерших), Филлиповским заговением и т.д.

Не один раз в году, ожидая подарков, праздновал воевода свой «День Рождения». И всякий раз, держа под полой или в руках «подарки», хочешь не хочешь, стекались толпой «поздравители» на воеводский двор.

Люди терпели и рассуждали: «Кто его знает, каков будет очередной воевода? Этот только шкуру скоблит, а при другом-то, может и голов лишимся… Как бы из огня да в полымя не угодить!»

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s